Всяк сущий в ней язык. Часть IV

Д.А.Налбандян "Встреча членов партии и правительства с представителями творческой интеллигенции" 1957 Из собрания РОСИЗО

Д.А.Налбандян «Встреча членов партии и правительства с представителями творческой интеллигенции» 1957 Из собрания РОСИЗО

Любуешься на эти полотна встреч с писателями… а ловишь себя на мысли, что, какими бы ни были все эти партийные руководители, а ведь была у нас самая читающая страна мира, была и великая литература.

И перед писателями ставились задачи отразить жизнь народа, отмечая то, что более всего мешало духовному развитию, правильному нравственному выбору. Может быть, иной раз и слишком назойливо, непременно с попутным пиаром «роли партии в истории», но ведь без наглого навязывания уголовщины в качестве «духовных скреп».

Приходят мысли и о том, насколько сама по себе русская литература… благодарная. Она воздает должное всем поколениям, сражавшимся за Родину, создававшим ее достояние… А нынешняя уголовка, распузырившаяся до невиданных масштабов, поражает в первую очередь безнравственностью и неблагодарностью. Конечно, поражает и бесстыдство, с которым делаются наезды на свободу совести с неприличными спичами про нравственность… Но неблагодарность любого субъекта с уголовными мотивациями сразу по ассоциациям бьет на классику вроде «Божественной комедии» Данте Алигьери, напоминая, что самый страшный девятый круг Ада — для неблагодарных.

Читать далее

Всяк сущий в ней язык. Часть III

c1ac05ab757989deded7e71970e0d097(1)В целом, в конце мая было интересно и забавно убедиться, насколько аморальный субъект пытается выполнять роль… то ли «лидера», то ли «отца всех народов», то ли «великого кормчего», вдруг обнаружив трехтомник никому не известных трудов из ни разу не пригодившихся речей и славословивший.

Бросается в глаза, что Владимир Путин пытается выйти на общественную сцену как очередной «генеральный секретарь», забывая, что даже в советское время, моральные принципы бытия в котором им же и разрушены, перед этим любой генеральный секретарь жестко отмечал «принципы партийности» вручением сталинских или ленинских премий.

А без внятного и гласного обозначения государственных интересов к большой литературе, как бы чисто «всухую», после идиотских сборищ с «Первым Российским литературным собранием»… все это выглядит откровенной спекуляцией и неприличном для взрослого мужчины паразитированием на чужом труде. Это ведь даже не пресловутая «эксплуатация человека человеком», а обычное паразитирование в попытке схватиться за любую чужую мысль, за любую тему, за что угодно… как за соломинку.

Ну, кто такой для русской литературы некий невзрачный гражданин по фамилии Путин, у которого среди общего развала государственности (в результате его собственных усилий с изначально аморальными мотивациями, вроде «мочилова в сортире») нашлось таки время, чтобы заявлять то, что он всем наговорил с чужой подачи в конце мая?..

Читать далее

Окрошка. Часть I

Дергилева Алена Ивановна [1952] "Квас в Зарайске", 1998 г.

Дергилева Алена Ивановна [1952]
«Квас в Зарайске», 1998 г.

Сергей Ткачев: Сижу, значит, себе… ем окрошку, никого, заметьте, не трогаю…

Аделаида: Ну, вы просто зверь, Сережа! Гадская зверюга просто… Никого он не трогает. Опубликовали свои ролики с очередным прогнозом по Украине… и отправились в пампасы… А мы тут с вашей сестрицей отгрызаться остались. Вы окрошку больше с горчичкой любите или с хреном?..

Сергей Ткачев: Я, Аделаидушка, люблю, чтоб вкусненько было. А за мою сестрицу так не переживайте, у нее день потерян, если она кого-нибудь не загрызет.

Натали: Как страшно жить… Уж на что я женщина занозистая, а даже не суюсь в обсуждение на Ютубе… Странно лишь, что все началось после 9 мая, а ролики вы дали еще в апреле…

Читать далее

Лауреатский случай. Часть VII

Коровин К.. Бахчисарай

Коровин К.. Бахчисарай

Натали: А-а-а…  Сергей, заходите, заходите…

Сергей Ткачев: Приветствую вас, дорогие дамы!

Натали: «Не смотрите вы так сквозь прищуренных глаз»…

Аделаида: Да, Сергей, что-то вы с опаской на Натали посматриваете?

Натали: Да не бойтесь вы. Не самашедшая я, не самашедшая.

Сергей Ткачев: (настороженно) Да я так не думаю…

Натали: Если я и самашедшая, то не одна я такая. Точнее, есть и гораздо более самашедшие…

Сергей Ткачев: (испуганно) Куда уж больше-то?!

Натали: Я к тому, что этот пресловутый «Венерин волос» прочитать довелось не только мне, но ещё одному, а может нескольким.

Сергей Ткачев: (облегченно) Уф! Натали, если вы о критиках, то врут они всё! У них давно отработан навык проглядывания по диагонали и требования авторской «рыбы». Вы ж сами видели, что они не только прочитать ничего не могут, но даже не в состоянии и спектакль до конца посмотреть, чтобы понять очевидные вещи…

Натали: Вот-вот, и я про то же.

Сергей Ткачев: Что «про то же»? Зачем вы, Натали, спорите об очевидных вещах? (в сторону) Давно за вами подмечаю этот (можно сказать) неугасимый дух противоречия.

Аделаида: Сергей, я бы это назвала гораздо проще — скандальностью. Читать далее

Вечные уроки «Махабхараты»

word-image118

«Махабхарата»: книга древняя и современная. Июнь ознаменовался проведением И.А.Дедюховой вебинара о древнеиндийском эпосе «Махабхарате», который я с восторгом посмотрела в записи.

Википедия так характеризует это эпохальное произведение мировой культуры, которому пять тысяч лет:

«Одно из крупнейших литературных произведений в мире, «Махабхарата» представляет собой сложный, но органический комплекс эпических повествований, новелл, басен, притч, легенд, лирико-дидактических диалогов, дидактических рассуждений богословского, политического, правового характера, космогонических мифов, генеалогий, гимнов, плачей, объединенных по типичному для большинства форм индийской литературы принципу обрамления, состоит из 18 книг (парв) и содержит более 71 тысячи двустиший (шлок), что в несколько раз длиннее «Иллиады» и «Одиссеи» вместе взятых».

«Махабхарата» рассказывает об истории престола могучего древнеиндийского царства Хастинапура и борьбе за него между двух ответвлений единой прежде династии Куру — Пандавов и Кауравов. Апогей сюжета – битва при Курукшетре ( поле Куру). На Курукшетре происходит знаменитый диалог с Богом «Бхагават-гита» (Песнь Бога), которую изучали величайшие умы мира, в том числе Лев Толстой в России.

«Махабхараата» — источник многих сюжетов и образов, получивших развитие в литературах народов Южной и Юго-Восточной Азии. В индийской традиции почитается как «пятая Веда».

Читать далее

Лауреатский случай. Часть VI

Шлыков Геннадий ,, Сен-сей ,,

Шлыков Геннадий ,, Сен-сей ,,

Сергей Ткачев: Очень я, Натали, ваши яблочные рогалики уважаю. Люблю-то я у вас штрудели, люблю нежно и преданно… А вот за рогалики прямо уважаю и все тут!

Натали: Это почему же такая дискриминация в отношении к рогаликам?

Сергей Ткачев: А потому что… едал и лучше, если честно. Но ценю ваши упорство и настойчивость! Эх, какие рогалики моя сестра раньше делала… Пока ее окончательно не поглотила большая литература, как кит Иону…

Натали: Сергей, а вы зачем мне тогда этот романчик подсунули? Ведь его Ирина Анатольевна давно «разобрала»… Чтобы лишний раз полюбоваться на мои «упорство и настойчивость»?

Сергей Ткачев: К рогаликам это не имеет ни малейшего отношения. Хотя имеет отношение и к рогаликам, которые показывают ваши точное следование рецептуре настоящих шедевров. Пусть здесь нет какой-то легкости и непринужденности, как в ваших штруделях, но рогалики у вас качественные… особенно с масличком…

Натали: Я сначала по наивности делала, как ваша сестра советовала, точнее …не советовала, …но такой вывод из её рассказа об участии в литературной олимпиаде делался. Там побеждают те, кто самих авторов не читают, а штудируют только рецензии и критику на их произведения.

Аделаида:  Уточните, дорогая, это вы сейчас о чем? О штруделях или о романах?

Натали: О романах, конечно… Ой, а это и штруделей касается! Хм… рецепт рогаликов мне одна приятельница дала, она его где-то в социальных сетях почерпнула.  А вот рецептура штруделя у меня из сборника рецептов австрийских ресторанов на немецком. Сама переводила лично… со словарем.

Читать далее

Лауреатский случай. Часть V

Шлыков Геннадий. Игра.

Шлыков Геннадий. Игра.

Аделаида: Сергей, а вы — динамщик!

Сергей Ткачев: Да с чего вы взяли, дорогая Аделаида?

Аделаида: Ну, хорош! Кинул свою «музыку в камне» и скрылся с горизонта… Мне пришлось срочно восстанавливать «Всяк сущий в ней язык», закрывать собой амбразуру…

Сергей Ткачев: Нет, дамы, так не пойдет! Я страшно не люблю, когда на меня прямо кошками кидаются и чуть глаза не выцарапывают…

Аделаида: Это мы-то выцарапываем глаза? Да мы напротив даже!

Натали: Как честные боевые подруги мы отправились вас разыскивать по социальным сетям… Выходим на Фейсбук, а там все отмечают ваши именины, а вы потом говорите, что были пьяны и ничего не помните!

Аделаида: Даже я бросала в воздух чепчики от всех наших дам! А вы даже не извинились, что… вообще.

Сергей Ткачев: Что-то я действительно ничего особо не помню. А сейчас приношу самые прочувствованные извинения! Правда, не помню… неужели обновление пропустил? Думал, с меня на этой неделе она «музыка в камне», пойду-ка я… нажрусь в честь именин.

Натали: А вы не подумали, что регистрация в соцсетях теперь автоматически сообщает всем, когда вы решите нажраться?..

Сергей Ткачев: Фи, какие вы слова говорите, друзья мои! Можно подумать, что начитались какого-нибудь современного лауреата.

Натали: Сергей! Как? Разве не вы нам тут несколько вечеров втирали, что современную лауреатскую прозу пишут не для того, чтобы её читать?

Сергей Ткачев: Я?!… Ах, да, говорил…

Но, милые дамы, вы уж должны понимать, что мужчине иногда сложно вспомнить, что он говорил собеседницам, …особенно, когда он что-то обещал…

Читать далее