Вилка

Уже столько лет с момента развала страны население в качестве «положительного героя нашей современности» видит на голубых экранах не сталеваров, не высотников, не колхозников, не ученых, а работников милиции, прокуратуры, судов и ФСБ. Борьбу «добра со злом» по телевизору и в расплодившейся жанровой литературе демонстрируют в противостоянии уголовного мира и органов правопорядка. Поначалу было интересно и захватывающе. Хотя, по истечении весьма небольшого времени глаз предпочёл отдыхать на классиках жанра и их экранизациях (Агата Кристи и Конан Дойль вне конкуренции, даже так любимый ранее Чейз поблек и забылся). А на экранах TV продолжилось буйство чуть ли не реалити-шоу, опустивших планку детектива до художественной свмодеятельности. Читать далее

«Тогда мы идем к вам…»

Подзаголовок: «Как пройти в библиотеку?» (с)

Ф. К. Сологуб

«Кумир упал, разрушен храм»

Кумир упал, разрушен храм,
И не дымится фимиам
Над пыльной грудою развалин.
Я в дальний путь иду, печален,
И не молюсь чужим богам.
Но если слышу я моленья,
Душа полна благоговенья,
И не с насмешкой брошу взгляд
На чуждый, суетный обряд,
А с тихой грустью умиленья.
Дата написания: не позднее 1921 года

Тут, значица, с полгода назад звучали хвалебные речи об открытии кафедры теологии В МИФИ. Заметим, что это колебание воздуха исходило от лиц, так и не сумевших диплом данного вуза получить (ни сам, ни брат евойный), а папа тех братов-акробатов был из КГБ. Короче, в силу того что есть возможность общаться с более приличными людьми, поведала мне моя близкая подруга мнение по этому поводу своего папы, членкора (это так, между прочим). Мнение это на тот момент было несколько обескураженное, но в силу хорошего воспитания — философское: «Ну, что ж, может и такое имеет право на жизнь?»… Читать далее

Дива

Валерий Брюсов

ГОЛОС ИНЫХ МИРОВ

Пусть мучит жизнь, и день, что прожит,
Отзвучьем горьких дум тревожит,
И душу скорбь коварно гложет;
Взгляни в ночные небеса,
Где пала звездная роса,
Где Млечный Путь, как полоса,
Пролег и свет на светы множит;
Вглядись покорно в чудеса,—
И Вечность нежно уничтожит
В тебе земные голоса,
Бессонной памяти положит
Повязку мрака на глаза;
Застынет, не упав, слеза,
И миг в безбрежном изнеможет!

Целит священная безбрежность
Всю боль, всю алчность, всю мятежность,
Смиряя властно безнадежность
Мечтой иного бытия!
Ночь, тайн созданья не тая,
Бессчетных звезд лучи струя,
Гласит, что с нами рядом — смежность
Других миров, что там — края,
Где тоже есть любовь и нежность,
И смерть и жизнь,— кто знает, чья?
Что небо — только порубежность
Планетных сфер, даль — колея,
Что сонмы солнц и наше «я»
Влечет в пространстве — Неизбежность!

В раннем детстве, когда я откровенно начинала выпендриваться, мама и её близкая подружка дразнили меня «королева Шантеклера» и «баронесса Сукурая». Такую экзотику я слышала только от них, а более ни от кого, поэтому не знала, кто это, хорошие или плохие тётеньки, вследствие чего (подозревая, естественно, худшее) сильно обижалась. Потом стало ясно, что с вышеназванными персонажами мои воспитательницы ознакомились в своей молодости, которые и были для них символом красивых и необычных женщин. Читать далее

Подарки под ёлочку

 Живало-бывало, — жил дед да с другой женой. У деда была дочка, и у бабы была дочка.
Все знают, как за мачехой жить: перевернешься — бита и недовернешься — бита. А родная дочь что ни сделает — за все гладят по головке: умница.
Падчерица и скотину поила-кормила, дрова и воду в избу носила, печь топила, избу мела — еще до свету… Ничем старухе не угодишь — все не так, все худо.

 

Присядут бывалоча старушки на лавочку да поведают внучатам несмышленым старые сказочки, а сказочки непростые, все со смыслом, давно известные истины надо вложить в головушки пока ещё несведущие. Послушают так, послушают детишки занятные истории, глядишь и ума-разума наберуться, научатся жить-поживать да добра наживать, а не перед людями добрыми позориться. Читать далее