О девичьем …

«Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря«

/Иосиф Бродский/

Выпало, значитца, родиться в самой читающей стране мира. Как-то пытался ухаживать за мною молодой человек, сценарий  у него был отработан, текст шел, как по-маслу: «Знаешь, во времена моего детства телевизор работал мало, не весь день, поэтому делать было нечего, читал я много».» «Конечно, знаю», — подумала я про себя: «ведь, я тебя лет на десять старше» … Читать далее

О разведении слонов в Белоруссии

Как любой настоящий русский роман, роман «Позови меня трижды…» является «энциклопедией русской жизни» по затертому до мозоли на языке выражению Белинского. И в этой «энциклопедии» для меня лично была особенно интересна глава «О разведении слонов в Белоруссии», в ней приводился один факт, который я поначалу приняла за удачный «художественный домысел», хотя потом мне пришлось неоднократно сталкиваться с его абсолютной достоверностью. Просто телевизионные посиделки, описываемые в этом эпизоде были настолько органичны, так полно характеризовали героев, что мне подумалось, будто автор специально все это придумала для большей «остроты сюжета».

На мое поколение, родившееся в последний «советский беби-бум» в середине 80-х, пришлось слишком много общестсенных изломов и уничтожения традиций… зачастую вместе с их носителями, а иногда и с самим местом, где они зарождались и хранились. Поэтому было сложно поверить, будто раньше кинофильм в российской глубинке оценивался по «уровню душевности» и по тому, можно ли на нем… пореветь. В особенности, сложно было отнести это желание «обреветься» к героям, чья жизнь описывается в первой части романа — то есть родителей детей, о которых пойдет речь дальше, во второй и третьей частях этого «пасьянса в романе».

Для меня это было поколение наших дедушек и бабушек, прошедшее Великую Отечественную войну совсем молодыми или подростками. Я еще успела выспросить у бабушки, о том, какое значение в жизни ее поколения имело кино, и моя бабуля значительно расширила мои представления о провинциальной доморощенной «кинокритике» в былые времена.

Читать далее

Сомерсету Моэму! С благодарностью за все!

Неловко признаваться, что на довольно часто задаваемый каверзный вопрос: «А кого вы посоветуете почитать из современной русской литературы, кроме вашей мамочки, разумеется?» — взяла привычку однозначно и язвительно рекомендовать… Сомерсета Моэма. Во-первых, потому, что это один из самых любимых писателей моей мамы, а, во-вторых, потому что его творчество считаю куда более современным и своевременным для русской литературы, чем нынешние затхлые завалы малохудожественной псевдолитературы на русском.

От косвенного «кровного родства» с литературным творческим процессом, у меня сложилось твердое убеждение, что каждая книга должна раскрывать, прежде всего, мой внутренний мир, что она должна быть написана для меня и обо мне. После «Повелительницы снов» я воспринимаю это почти буквально. Для меня литература — это то, что хотя бы должно восполнить потраченное на книгу время. Книга — это то, что позволяет за краткое время прожить еще одну жизнь, чтобы украсить впечатлениями и переживаниями собственную. Книга должна позволить взглянуть на свою жизнь иначе — с благодарностью и с… юмором.

Как и многие русские читатели, с творчеством Сомерсета Моэма я впервые столкнулась на советской экранизации его романа «Театр» с неподражаемой Джулией — Вией Артмане. Как я была благодарна этому еще неизвестному для меня писателю за возможность увидеть эту великую актрису в ее лучшей роли!

Читать далее

Гитлер Капут!

«Земную жизнь пройдя до половины» (хотя, хотелось бы и подольше, но от объективных показателей общей продолжительности не отвертишься), я поняла, что народ наш давно усвоил навязанную свыше мысль «от вас здесь ничего теперь не зависит«,  — и куда-то организованно рассосался из реала. Привычно подтянувшись вслед за народом, я очутилась в сумрачной виртуальной среде, честно пройдя этап становления, набив мозоли на  «лайках» под многочисленными детскими мордашками и сценками из кошачьей жизни.

Удивляет некоторая озлобленность депутатов и других представителей реала, которые борятся с вредными тенденциями в сети Интернет, поскольку дети и коты, это то, с чем сталкивается любой начинающий юзер, пытающийся понять, что же так увлекло сюда остальных.

Это уж потом наша извечная российская привычка поболтать на завалинке или на кухне срабатывает и в сети. Но вначале каждому придется продираться через завалы подробностей из жизни котов и младенцев.

На форумах, которые непременно проходит каждый новый сетевой обитатель, усилиями модераторов пытаются как-то формализовать процесс органичного вживания в виртуальную среду с помощью заданных тем. Но эти меры не способны остановить поток плохо прогнозируемого трепа, в который включаются все новые и новые участники… в настолько большем количестве, насколько далее всенародная дискуссия неминуемо отклоняется от первоначально заданной темы. Вот тут-то и выясняется, что более всего каждого задевает тема воспитания… чужих детей, переросших милые фото младенцев с цветочками, собачками и вездесущими кошечками.

… и приключился однажды на одном из слабоизученных нашими депутатами форуме грандиозный словесный поток о… дресс-коде в театре. Кто-то из участников, весьма возмущенный увиденным, привел фото немецкой туристки, которая положила, хоть и разутые, но ноги на обитый бархатом бордюрчик в ложе Мариинского театра. Языка человек не знал, поэтому замечания с его стороны туристке толерантно не прозвучало. Но он вполне смог это безобразие сфотографировать.

На фотофиксацию прокола немецкой туристки последовал чей-то живой отклик, похоже настроение было хорошее:

Вам надо было, все-таки, более действенно бороться с попытками пересмотра итогов второй мировой. Вот, дети подруг в горах не пускали немцев без очереди на подъемник возгласами: «Гитлер капут». Говорят, очень помогало … Читать далее