Театральное. Часть II

… Кстати о приятеле моего ребенка. На какие-либо «культурные» мероприятия он ходил только с ней. Это обстоятельство его родителями нещадно эксплуатировалось.

В нашем городе назревал очередной театральный фестиваль. Обещали дать совершенно новый балет «Аркаим». Готовясь к столь нетривиальному событию, я нарыла всю возможную информацию в сети, просветила свою девочку и отправила все по электронке родителям мальчика, полагая, что его тоже ознакомят.

Приходим в театр. У детей любимые места: последний ряд балкона над входом, там, как в первом ряду ложи барьерчик перед тобой. Они начинают радостно общаться, на вопросы родителей, прочитали ли они программку, ознакомились ли с синопсисом балета, радостно кивают головою. Читать далее

Театральное. Часть I

Однажды я и мое чадо (тогда года три) выгуливали по городу гостью.  Совершенно случайно заскочили (буквально) в наш театр, девушке было  крайне любопытно. Спектакль уже шел минуты три-пять, мы спонтанно решили  его посетить, кассир дите не заметила (сокровище было ниже уровня  окошечка и не попадало в поле зрения, даже отойдя на значительное  расстояние), выдала билеты, и мы резво мимо ошалевшей билетерши  пробежали в зал (не сильно заполненный).
Считая, что пробудем недолго, расположились на крайних местах. Я долго  упражнялась в мимансе, «поясняя» ребенку, что надо молчать и смотреть на  сцену. Мое чудо долго хлопало глазенками и весьма радовалось  настоящему. Читать далее

Дедюхова И.А. Армагеддон № 3

Купить книгу с автографом автора

ISBN 5-9620-0068-4

«Армагеддон №3» — это современный русский роман, пожалуй, являющийся единственным доказательством литературного процесса в России.

Чем мы вообще можем обнаружить именно «процесс», а не затхлое застойное болотцо литературного караоке? Как-то прочла в Интернете остроумную фразу о том, что самое неприличное — вписывать себя в чужую «минусовку». Но «компьютерный этап» бытия отечественной прозы характеризует «караоке» на чужой минусовке, «авторский образ» — на чужом материале, чужих достижениях, чужих мыслях и переживаниях. Это как раз то, что сегодня принято считать «литературным процессом», хотя главный признак процесса — это развитие на новом современном этапе. Наши писатели слишком буквально понимают фразу Моцарта «все, что написано до меня — мое!» Поэтому до сих пор никто из них не стал Моцартом от литературы. Читать далее

Дедюхова И.А. Позови меня трижды…

Как прост и непонятен разговор.
Полунамеки, шепот полутайный
Двух голосов, сплетенных жизнью в хор,
Безудержный, беспечный и печальный.
Как прост и непонятен разговор.
Им дела нет до нашей суеты,
До наших взглядов и до осужденья.
Нет слов древнее: «Только я и ты»,
Все звуки исчезают на мгновенье,
И разум слепнет, и слова пусты
Пред этой безыскусной простотою.
Им дела нет до нашей суеты.
Нет слов древнее: «Я живу тобою…»
                                        Ирина Дедюхова

* * *

Это роман написан в структуре старинного русского пасьянса. Его части так и называются «Что было», «Что будет», «Чем сердце успокоится». Каждая часть начинается пронзительным лирическим отступлением с рассказом о самых знаменитых пасьянсах (цыганском, Ленорман),  которыми и держалась бытовая история людей, переживавших сложный ХХ век, нынешний перелом…  Мы оказываемся в гостиной обычного провинциального дома, где родители играют в карты с детьми в «Пардон, мадам! Бонжур, месье!» Мы едва переставляем ноги с избитой цыганкой бредушей с гаданием вдоль эшелонов, отправляющихся на войну, мы переживаем детство героев в 60-х годах прошлого века, следим, как из колоды выкладывается карта за картой, чтобы пасьянс сошелся на двух оставшихся в руке картах.

Читать далее