Дивы. Часть III

Существуют актрисы, которые прекрасно вживаются в роли. Есть такие, кто радует глаз не одного поколения зрителей. А бывают редкостные личности, меняющие само представление об экранном образе и заставляющие женщин во всем мире подражать их стилю, манерам, походке, жестам… Одним из таких феноменов была немецкая и американская актриса Марлен Дитрих. Но эта удивительная женщина оказала сильнейшее влияние еще и на мир моды, а самое главное – на женское самосознание. Дитрих представала перед публикой как коктейль из противоположных качеств: была одновременно и неприступна, и соблазнительна; невинна и порочна; подчеркнуто женственна и при этом проявляла мужской характер. И всё это – без грамма вульгарности.

В первой части цикла рассказ о Марлен Дитрих был прерван на моменте её успеха в фильме «Голубой ангел». После чего в феврале 1930 года Марлен Дитрих подписала контракт с голливудской компанией «Paramount Pictures» и 1 апреля 1930 года, в день премьеры «Голубого ангела», покинула Берлин. Шесть фильмов, которые она сняла в Голливуде со Штернбергом, принесли ей всемирную известность.

Несмотря на все усилия матери, до встречи с режиссером Джозефом фон Штернбергом Дитрих была девушкой вполне обычной. «Пухлая, разбитная, простоватая, с маленькими глазками… В общем, заурядная берлинская домохозяйка», — так нелестно описал Дитрих голливудский режиссер. Но заметил и главное: ради кинокарьеры девушка пойдет на любые жертвы.

В одночасье Штернберг превратил жизнь беззаботной Марии Магдалины в сущий кошмар. Первым делом он приказал подопечной забыть о любимой немецкой еде. Ячменный суп и пирожные Дитрих навсегда заменили кофе, сигареты и вода с английской солью. Уже в первые недели девушка потеряла более 15 килограммов.

Для того чтобы глаза стали большими, скулы рельефными, а щеки впалыми, Штернберг велел Дитрих удалить четыре коренных зуба. Последним шагом к образу роковой женщины стало превращение веселой шатенки Марии Магдалины в томную блондинку с загадочным именем Марлен.

На достигнутом Дитрих не остановилась. Она научилась высветлять веки до ангельской белизны и скрадывать полноту губ утонченной красной помадой. Проблему неидеальных бровей актриса решила кардинально -полностью их сбривала и каждый день рисовала заново.

Прежде чем выпустить Марлен Дитрих на съемочную площадку, американские специалисты произвели серьезную коррекцию ее внешности. Новый облик актрисы, появившейся в фильме «Марокко» (1930), поразил всех, кто знал ее раньше. Тщательно уложенная волна платиновых волос, тонкие полукружья взметнувшихся вверх бровей, мерцающий блеск глаз, впалые щеки придали лицу Дитрих выражение скорбного и загадочного удивления. В этом новом облике актрисы было трудно разглядеть прежнюю пухленькую немочку. И хотя в Голливуде Марлен Дитрих продолжала создавать образы певичек, падших женщин, они были вылеплены из другой — более утонченной и хрупкой материи, представляя новую вариацию на тему загадочной роковой женщины, страдающей от любви и заставляющей страдать других.

Штернберг тщательно культивировал мужеподобный облик Марлен.

Как он писал: «Я видел, как она носит мужской костюм, высокую шляпу и подобные вещи еще в Берлине, и именно такой я показал ее в фильме «Марокко» — первом американском фильме Марлен. За эту роль Марлен получает свою единственную номинацию на «Оскар».

А сцена, где Марлен — во фраке, цилиндре и с тростью поет французскую песенку от лица мужчины и небрежно целует небрежно целует сидящую за столиком женщину… Это было уже слишком для американских пуритан. Но этический Кодекс Хейса, принятый в 1930, с драконовскими методами на запрет всего чувственного в американском кино, только набирал обороты. И сцену не вырезали. Иначе мировой кинематограф лишился бы одной из своих лучших жемчужин. Фрак из фильма и цилиндр стали визитной карточкой Марлен.

«Марокко». 1930 -Марлен Дитрих

Предметы мужского туалета она носила с большим шармом. Никто из мужчин не мог устоять. Штенберг, будучи женатым, сильно ревновал Марлен к партнерам по фильмам, например к Гарри Куперу снявшемся с Марлен в «Марокко». Вообще личная жизнь Марлен всегда носила двойственный характер. Марлен до самой смерти своего мужа Рудольфа нуждалась в этой игре: будто у нее есть законный супруг. Будучи замужем за одним человеком с 1923 года Марлен оставалась с ним в браке вплоть до его смерти в 1976 году.

Реально, со своим мужем Рудольфом Зибером она прожила всего пять лет, но при этом остальные почти полувека значилась его женой официально. Для комиссии нравов это было прекрасным укрытием. Кодекс «Хейса» набирал силу.

После феноменального успеха «Марокко» Марлен купила себе дом в Беверли-Хиллз, на углу проспекта Роксборо и бульвара Сансет. Дома на перекрестках стоили обычно дороже, чем в середине улицы. «Угловые» считались архитектурными флагманами, начинали шеренгу каменных строений, и продавались по флагманским ценам. Дом Марлен был двухэтажный, в колониальном стиле. Позже его копию выстроил Дэвид Сэлзник для фильма «Унесенные ветром».

Все стены нового жилища Марлен приказала обить белым мехом. Там, где это было невозможно, клеила белые обои. Туалетная комната представляла собой выставку-парад парфюмерных изделий от лучших фирм мира и занимала солидную площадь. В это время Марлен стала принимать приглашения позировать перед фотографами. Безукоризненный порядок в своем доме Марлен поддерживала самостоятельно. Хозяйкой она была великолепной, готовила замечательно.

Марлен с мужем Рудольфом. 1938 год.

После длительных уговоров Марлен убедила мужа отдать ей единственную дочь — Марию. Однако, несмотря на поздние уверения самой Марлен в своих воспоминаниях, матерью она была плохой. Девочку пугает частота и стремительность перевоплощений Марлен в жизни. Из заботливой хозяйки и преувеличенно ласковой матери, какой она уходит из дому утром, она возвращается вечером под руку с фон Штернбергом капризной, поджимающей губки любовницей, а ночью в ресторане мадам Дитрих в конфузно смелом наряде флиртует со всеми мужчинами подряд. На следующий день газеты публикуют ее игривые фотографии с Морисом Шевалье, Джоном Бэрримором, Дугласом-младшим, первым ковбоем Голливуда Джоном Уэйном… Ей приписывали любовную связь с ее хорошим знакомым продюсером Джозефом Кеннеди, отцом будущего президента Соединенных Штатов.

Но надо заметить, что подробно о личной жизни актрисы публика узнала только после публикации книги её дочери и из дневников М.Дитрих, изданных после её смерти. Свою жизнь, как уже говорилось, она прожила в статусе замужней женщины.

Сцена из фильма «Марокко». 1930 год.

Кадр из фильма «Белокурая Венера». 1932 год.

Кадр из фильма «Белокурая Венера». 1932 год.

Портрет к фильму «Песнь песней». 1933 год.

Кадр из фильма «Кровавая императрица» о жизни Екатерины II. 1934 год.

Кадр из фильма «Дьявол – это женщина». 1935 год.

 

Успех следовал за успехом, и вскоре Марлен стала одной из самых высокооплачиваемых актрис своего времени. Она снялась в чрезвычайно популярном «Шанхайском экспрессе», а затем в не менее знаменитой картине «Венера блондинка» с Кэри Грантом. В последующие годы она создала на экране глубокий и достоверный образ женщины без особых моральных принципов, но желала появиться на экране и в других амплуа.

Между тем Штернберг объявил, что будет снимать свой последний фильм с участием Марлен. По утверждению людей, близко знавших творческую пару Штернберг — Дитрих, фильм «Дьявол — это женщина» (1935) по роману Луиса «Женщина и марионетка» имел ярко выраженный личностный характер.

Борьба гордой Кончиты с доном Паскалем запечатлела сложные отношения любви‑ненависти, существовавшие между режиссером и актрисой. Эту картину Дитрих считала своей лучшей работой в кино.

«Дьявол — это женщина» (1935)

В Голливуд Марлен прибыла с контрактом, обещавшим, что она будет работать только со Штернбергом. Они сделали вместе семь фильмов, не имевших большого успеха. Последняя картина, «Дьявол – это женщина» была на треть порезана студией «Парамаунт», а затем и вовсе изъята из проката. Штернберга уволили со студии, а Марлен начала сниматься у других режиссеров. Впрочем, и здесь ее ждали неудачи. После трех провалов подряд в 1937 г. Дитрих попала в список, который владельцы кинотеатров назвали «кассовой отравой», тоже вылетела с «Парамаунта» и два года не снималась. С оценкой ее работ Дитрих вообще не везло: шедевры Штернберга и Орсона Уэллса с ее участием зрители принимали прохладно, зато валом валили на второсортные мелодрамы, вроде «Песни песней», «Кисмета» или «Золотых серег».

В 1936 году Йозеф Геббельс предложил ей за каждый фильм, снятый с её участием в Германии, 200 000 рейхсмарок, а также свободный выбор темы, продюсера и режиссёра. Но актриса отказала министру. В 1937 году во время последнего посещения Германии она снова отклонила предложения национал-социалистов. 9 июня 1939 года Марлен Дитрих получила американское гражданство.

«Сады Аллаха»

Это вынуждает актрису в 1936 году уйти из «Парамаунта». Узнав об этом, известный продюсер Селзник предложил ей «баснословный гонорар», который, по его словам, он никогда никому бы не заплатил, – 200 тысяч долларов. И хотя сценарий фильма «Сады Аллаха» Дитрих решительно не нравился, она профессионально отработала свой контракт. После чего уехала в Европу, где ее уже поджидал другой продюсер  Корда  с самым крупным гонораром за всю ее жизнь – 450 тысяч долларов (7—8 миллионов по нынешнему курсу).

«Рыцарь без лат»

Дитрих снялась в увлекательной романтической ленте по роману Хилтона «Рыцарь без лат». Правда, получить весь гонорар ей так и не удалось. Руководство «Парамаунта» делает ей предложение, от которого невозможно отказаться, – 250 тысяч долларов за фильм плюс премиальные. Она снимается в «Ангеле» у Любича.

Портрет к фильму «Ангел». 1937 год.

Кадр из фильма «Дестри снова в седле». 1939 год.

Кадр из фильма «Нью-орлеанский огонёк». 1941 год.

 

На приёме с друзьями.

Самыми известными любовными отношениями Дитрих были романы с немецким писателем Ремарком и французским актёром Габеном. С американским писателем Эрнестом Хемингуэем у Марлен Дитрих была многолетняя переписка, которая была опубликована спустя 15 лет после её смерти.

С Хемингуэем.

Ранней весной 1934 года Марлен побывала в Берлине, где у нее остались мать и сестра. На обратном пути актриса познакомилась с Эрнестом Хемингуэем, ставшим одним из лучших ее друзей. Позже она даже выступит свахой в его браке с журналисткой Мэри Уэлш, известной как Мэри Хемингуэй. Сам писатель говорил, что Дитрих «была способна уничтожить любую соперницу, даже не посмотрев в ее сторону. Роман с Эрнестом Хемингуэем длился почти 30 лет, и в этом романе было больше дружбы, чем любви.

Они оба не верили в любовь друг к другу. Марлен считала, что Хэм любит других женщин, а Хемингуэй полагал, что она тоже отдает предпочтение другим — Габену и Чаплину. Оба восхищались друг другом: Эрнест Хемингуэй — красотой Дитрих, а она — его романами; кстати, в «Островах в океане» Хэм изобразил героиню-актрису, явно списанную с Марлен Дитрих. И еще Марлен понимала, что они не могут быть вместе, как муж и жена. Она писала: «Ему нужна хозяйка, которая следила бы за ним, подавала кофе, а у меня с утра грим, павильон, съемка…» .

С Ремарком.

В сентябре 1937 Марлен Дитрих знакомится с писателем Эрих Марией Ремарком. Дитрих отправляется в Париж, где проводит время в обществе немецкого писателя. Марлен уговаривает его поехать в США.

В Америке Ремарк был в безопасности, но тоска по родине, страх за близких, оставшихся в Германии, не давали ему покоя. Своим непростым отношениям с Марлен, которую он называл Пумой, писатель посвятил роман «Триумфальная арка», в котором она выведена в образе мятущейся актрисы Жоан Маду.

Удивительно, но в автобиографичной книге Марлен «Возьми лишь жизнь мою…» Вы не встретите ни одного упоминания о Ремарке, несколько лет поддерживавшего с Дитрих очень близкие отношения.

С Габеном.

Еще одна история, неимоверно интригующая многих кинолюбителей и киноведов — история с Жаном Габеном, — в той же книге подана так, словно она не очень уж много в жизни актрисы и значила . А между тем самым ярким ее романом в Старом Свете была связь с изветным французским киноактером Жаном Габеном.

Тут у Дитрих, кажется, случилась большая любовь. Он называл ее «моя пруссачка», а она стучала его по лбу, приговаривая: «За что я люблю это место, так это за то, что она пустая»! Она даже собралась рожать от него ребенка, но когда Габен решил примкнуть к французским силам Сопротивления, сделала аборт.

Дитрих выступает перед солдатами на фронте. Бельгия. 1944 год.

В марте 1943 года прервала актёрскую карьеру и в течение трёх лет выступала с концертами в войсках союзников в Северной Африке, Италии и Франции. Всего за годы войны Дитрих выступила более чем в пятистах представлениях. В 1947—1950 годы Марлен Дитрих была награждена высшим орденом американского военного министерства для гражданских лиц — медалью Свободы, а также французскими орденами «Кавалер Почетного легиона» и «Офицер Почетного легиона».

Кадр из фильма «Мартен Руманьяк». 1946 год.

Кадр из фильма «Страх сцены». 1950 год.

Портрет к фильму «Ранчо, пользующееся дурной славой». 1952 год.

Сцена из фильма «Свидетель обвинения». 1957 год.

Портрет к фильму «Свидетель обвинения». 1957 год.

Сцена из фильма «Печати зла». 1958 год.

Марлен в фильме «Нюрнбергский процесс». 1961 год.

После войны ее затухающая было карьера получила второе дыхание и бурно расцвела в ореоле многочисленных статей и постановок в блестящих театрах, включая выступления на Бродвее. С 1946 по 1951 годы Дитрих регулярно снималась в кино. Помимо этого она вела радиопередачи и писала статьи в гламурные журналы.

 


Марлен Дитрих поет «Лили Марлен» на немецком языке

Песня “Лили Марлен” становится ее визитной карточкой. Ее выступления всегда собирали полные залы.

В 1953 году в Лас Вегасе начала новую успешную карьеру в качестве певицы и конферансье. Костяк репертуара составили песни из фильмов «Голубой ангел», «Марокко», «Дьявол — это женщина», «Лили Марлен», а также современные шлягеры «Куда исчезли те цветы», «Ответ знает только ветер» и др. Со своим шоу Марлен объехала все континенты и везде ей сопутствовал громкий успех.

На экране Марлен Дитрих появлялась всё реже, при этом сама выбирала роли и снималась в мелких сценах за большие гонорары.

В 1960 году она приехала с гастролями в ФРГ, где встретила более чем холодный прием вследствие её антигерманской позиции в период Второй мировой войны.

Осуждение ужасов фашизма немцы простили многим своим знаменитостям — писателям Ремарку, Беллю, Грассу, драматургу Брехту. Многим, но только не Дитрих. Возможно, потому, что она предпочла американский кинематограф немецкому, а может, потому, что в 1945 году прибыла в разрушенный Берлин в американской военной форме. Да еще и с французскими и русскими наградами на груди!

До конца жизни актрисы немцы называли ее презрительно «эта Дитрих». Когда в 1960 году она приехала с гастролями на родину, бюргеры встретили ее плакатами «Марлен, убирайся к черту!». Такой холодный и жестокий прием сильно подорвал здоровье Дитрих. На сцену она стала выходить все реже и реже. Поняв, что стареет, Марлен обосновалась в Париже, где начала вести жизнь затворницы. Праздник закончился, начался кошмар…

В самом знаменитом городе Европы актриса коротала дни в полном одиночестве. Писатель Ален Боске был единственным, с кем она общалась. «Одиночество страшит меня, — признавалась она ему. — Но как иначе могу я доказать миру свою независимость?»

В 1963 году с огромным успехом прошли её концерты в Москве и Ленинграде. В интервью певица заявила, что побывать в СССР было её давней мечтой, а также призналась в любви к русской литературе, особенно к Константину Паустовскому.

Марлен Дитрих Скажи мне где цветы… Солдатская песня

Марлен Дитрих родилась и воспитывалась в лютеранской семье, но впечатления, полученные на фронтах Второй мировой войны, заставили её потерять веру в Бога. Однажды она сказала: «Если Бог существует, он должен пересмотреть свои планы».

В 1975 году после несчастного случая в сиднейском теaтре «Her Majestry» и многонедельной госпитализации в Нью-Йорке актрисе пришлось завершить свою карьеру. Спустя год от рака умер её супруг Рудольф Зибер.

Последний раз на киноэкранах актриса появилась в эпизодической роли в фильме «Прекрасный жиголо, бедный жиголо» с Дэвидом Боуи в главной роли, который вышел на экраны в 1978 году. Для этой картины Дитрих также исполнила главную музыкальную тему и приняла участие в записи саундтрека.

Став зависимой от алкоголя и обезболивающих, Марлен Дитрих уединилась в своей квартире в Париже на авеню Монтень, поддерживая связь с внешним миром только посредством телефона.

В 1979 году в Германии вышла её книга «Marlene Dietrich ABC», которая сразу же была переведена на несколько языков (в России книга вышла под названием «Азбука моей жизни»). Сломав в 1979 году шейку бедрa, Дитрих не согласилась на госпитализацию и последние 13 лет своей жизни была прикована к постели, позволяя лишь немногим избранным навещать её.

В 1982 году Дитрих дала согласие Максимилиану Шеллу на создание о ней документального фильма, но при условии, что сама в кадре не появится. В итоге Шелл создал картину «Марлен», представляющую собой аудио-интервью с актрисой, а также содержащую комментарии Дитрих к кинохронике кадров её жизни и карьеры.

Марлен Дитрих скончалась 6 мая 1992 года в своей квартире в Париже в результате нарушения функции почек. Прощание с актрисой, состоявшееся в церкви Мадлен, собрало более трёх тысяч её поклонников. Её гроб, покрытый французским и aмерикaнским флагами, был доставлен в Берлин. Актрису похоронили 16 мaя в её родном районе Шёнеберг рядом с могилой матери на кладбище Штадттишер Фридхоф III.

Дитрих бережно хранила всё, что касалось её жизни. Множество вещей, картин, фотографий она держала в специальных компаниях, что требовало немалых сумм на содержание. После её смерти все эти вещи были собраны вместе (25 тысяч предметов и 18 тысяч изображений). Большая часть была передана в Берлинский музей кино, часть — продана на аукционе Сотбис.

«Скульптурность лица Дитрих почти трехмерная, нет ни малейшего изъяна, будто оно выточено из слоновой кости. Возникает нечто новое — прекрасное лицо такой правильности, что дальнейшее его улучшение кажется немыслимым». @ К.Й. Зембах

Великая Дитрих – величина недосягаемая. Она всегда была больше, чем просто звезда, актриса или певица — она была культурным символом и иконой, задающей тон в стиле и моде, образе жизни и мироощущении.

Форма ее женского мироощущения была недоступна женщинам того времени, однако дерзкое свободомыслие Дитрих смягчало невероятное чувство собственного достоинства, делавшее ее холодной, эфемерной богиней, отчужденность которой выводила все оценочные характеристики за рамки общепринятой морали.

Марлен Дитрих нередко называют «воплощенным искусством» — ее личность практически полностью сливалась с артистическим образом. Именно поэтому, когда речь заходит об одной из главных персон ХХ века – Марлен Дитрих, на ум приходят не столько ее музыкальные или киноработы, сколько историческое значение этой персоны в качестве главной мировой иконы стиля, создательницы легендарных образов и архетипических моделей.

Величайший мистификатор, Дитрих отлично понимала, что простота и досказанность могут разрушить любую звездную историю. Среди множества мифов о знаковых женщинах в истории ХХ века легенды о Марлен Дитрих стоят особняком. О ее жизни известно много – но все без исключения сведения противоречивы и неоднозначны.

Никогда не скрывала она одного – того, что бесконечно изобретая мифическую Марлен и оттачивая свой имидж женщины-загадки, она своими руками сотворила совершенное декадентское произведение искусства, арт-проект имени себя.

Марлен была настоящей звездой. Она была наделена подлинным магнетизмом, «звездным качеством». Ее партнерша по сцене, Лили Дарвас, вспоминала: «Марлен обладала очень редким даром, даром стоять на сцене неподвижно и в то же время привлекать к себе внимание зрителей. У нее было главное качество звезды: она могла стать великой, ничего особенного не делая».

Невероятные по магнетизму фото томного рельефного лица с изогнутыми бровями, очерченными губами и затуманенным взглядом приобрели особую пикантность благодаря тщательно подобранным аксессуарам, тончайшим вуалям, шляпкам французских кутюрье и перчаткам ручной работы.

Марлен Дитрих стала абсолютным эталоном красоты и одной из самых высокооплачиваемых актрис своего времени. Понимая, что китами ее профессионального успеха стали усердие и дисциплина, она отличалась фанатичным трудолюбием и продолжала истязать себя диетами и тщательным продумыванием образа.

Ее перфекционизм не знал пределов – Дитрих понимала силу детали, и даже если ее туфель не было видно в кадре, продолжала придумывать их фасоны. Перчатки ей делали по слепку рук, обувь — только по индивидуальной мерке, а сотни вуалей она могла перебирать часами, пока свет идеально не ложился на лицо.

Эпатажная и роковая, она ввела в женский гардероб мужской костюм, шелковый цилиндр и приметы андрогинного стиля, что стало первым жестом эмансипации в истории ХХ века. Кроме того, она обозначила новый фетиш – игру с сигаретой, которая стала в ее руках невероятным образным средством.

Андрогинность являлась важной составляющей частью образа Марлен Дитрих — так, к примеру, в 50-х годах она первая начала исполнять песни, посвященные женщинам от мужского лица: «One For My Baby (And One More For the Road)», «I’ve Grown Accustomed to Her Face» и «Makin` Whoopee». Ее двусмысленный образ — женщина с совершенным лицом, идеальной укладкой, во фраке и с сигаретой — стал одним из самых ярких образов прошедшего века.

Она культивировала недосказанность, отлично понимая, что это и есть главный элемент в эротике. Именно этим эксперты объясняют ее неистовую страсть к вуалям.

Что такое элегантность? Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно вспомнить о ней, об этой неотразимой повелительницы моды. Да, да, именно повелительницы. Её стремление диктовать моду не учитывало время и чужие достижения. Она любила бросить вызов, обожала строгий стиль, который смягчала мехами. В 1931 году бургомистр Парижа потребовал от Марлен Дитрих немедленно покинуть город, так как она отважилась появиться на улице в мужском костюме. Дитрих, с ее пристрастием к мужским костюмам, стала образцом для многих женщин, которые не хотели, чтобы им что-либо предписывали — как в одежде, так и в том, как им жить и любить.

Ее костюмы в кино часто имели характер фетишей, начиная от фрака и цилиндра и кончая боа из перьев и вуалью. И в последующие годы, выступая в качестве певицы на эстраде, Марлен Дитрих, упаковав свое тело в палетовый футляр, демонстрировала свой неподражаемый дар очарования.

Снявшись в 52 фильмах, она ни разу не удостоилась Оскара. Когда ее попросили вручить золотую статуэтку, она расспросила портных, кто, в чем будет одет, и сразила всех наповал. Среди модных оборок и кисеи она явилась в строго обтянутом платье, как наконечник стрелы. Она продумала все — откуда выйти, какой походкой идти, какой разрез сделать, чтобы ее знаменитые ноги смотрелись в самом выгодном ракурсе. Результат: она стала воплощением Оскара, не имея его!

Еще в юности она поражала всех изысканными чулками и великолепными туфлями на высоченных каблуках, достать которые в Берлине двадцатых было не так-то просто. Туфли носила только ручной работы и никогда не надевала босоножек: открытые пальцы ног – вульгарность, так считала Марлен.

Уже тогда в семь утра она могла появиться в боа, с моноклем и в мехах рыжей лисицы.

— Что значит для вас быть «элегантной»?

— «Элегантность» — несколько затертое слово. Прежде всего, это образ жизни. Если человек отвечает такому пониманию, да к тому же умеет носить одежду, тогда с ним все в порядке.

У нее было философское понятие о красоте – « Я никогда не считала красоту своей профессией, в отличие от многих других актрис. Требовалось быть красивой, чтобы сыграть роли, которые мне предлагали, и я была такой… Красота идет изнутри…»

Она была одной из великих актрис, для которых модели Трейвиса Бэнтона стали своего рода визитной карточкой. Марлен Дитрих он с головы до ног одел в кружево, красивые перья и роскошные меха. Тело Марлен, как и ее акцент, должно было оставаться тайной.

Платья от Баленсьяги были прекрасны для больших выходов — короткие накидки, гигантские воланы, шлейфы и драпировки создавали обрамление для хозяйки. Все женщины, имена которых входили в ежегодно появлявшийся тогда список женщин, одевающихся лучше всех, стали его клиентками — Мона фон Бисмарк, Барбара Хьютон, Глория Гиннесс, Полин де Ротшильд, герцогиня Виндзорская, и актрисы, такие как Марлен Дитрих и Ингрид Бергман.

Кого вы считаете великими мастерами?

— Баленсиагу, Шанель, Диора.

— А кто нравится больше лично вам?

Баленсиага, без сомнения. Одна примерка у него стоит пяти у любого другого. Он необычайный закройщик. Знаешь, во всех великих творениях Баленсиаги есть нечто отчаянное. Очень испанское.

Ее примерки длились по восемь — десять часов, на протяжении которых она стояла неподвижно, лишь меняя в мундштуке сигареты, и отрывисто командовала, куда передвинуть блестку. В конце она еще раз придирчиво оглядывала работу нескольких швей, заворачивала платье в папиросную бумагу и уносилась за новой порцией славы.

А ее сумасшедшее «голое платье» от Жана Луи! Создавалось впечатление, что блестки нашиты прямо на кожу! На самом деле платьев было три — и Марлен умело преподносила их, придумав вентилятор на рампе, который заставлял трепетать тонкую ткань, длинную лестницу, по ступеням которой шла, небрежно волоча роскошные меха. Одно из платьев, переливчатое, из черного стекляруса, она метко окрестила «угрем». Платье сопровождалось шубой и шлейфом длинной три метра, на который использовался пух двух тысяч лебедей. Багаж Марлен, мог составлять сорок четыре чемодана плюс одну маленькую коробочку. Это ваши драгоценности? — спрашивали репортеры. — Это мой сценический костюм! Марлен дорожила им, потому что платье от Жана Луи работало на легенду.

— Знаю, что у тебя нет денег, — сказала однажды Марлен своему другу. — Но, видишь ли, деньги не имеют ничего общего с хорошим вкусом.

Элегантность — это часть тебя, это приходит изнутри – вот и ответ на выше поставленный вопрос.

— А что вы думаете о сегодняшней моде?

— Кошмар, просто кошмар! Женщин теперь никто не одевает. Их маскируют. Это симптоматично для нашей эпохи. Все так убого.

— Выходит, не осталось Haute Couture?

— Есть немного кутюрье из старой школы, которые продолжают исповедовать определенную идею, которую они копируют снова и снова до бесконечности. В данный момент ничего нет. Но все скоро вернется.

— Почему вы так думаете?

— Потому что это просто необходимо! Нельзя жить окружая себя уродливыми вещами!

— Это потрясающе — то, что вы говорите.

— Но я и есть потрясающая дама! Не забывайте об этом!

 

 

Использованы материалы:

 

Читать по теме:

b43a6c15492091269e6a61cc627f96c1(1)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *