Дивы. Часть IV

Грета Гарбо, актриса кино, родившаяся в Европе и получившая признание в США, ставшая иконой и дивой, вошла в историю, как холодная, неземная, величавая женщина с необыкновенным пронзительным взглядом и неописуемой красотой. Она была молчалива, предпочитала уединение и потому была окружена атмосферой загадочности. Но под внешним фасадом отчужденности хранилось чуткое и страстное сердце.

Именно эта женщина, как недавно стало известно из секретных документов, была тайным агентом британцев в Дании в годы Второй мировой войны.

«Божественная» Грета Гарбо не носила титула «секс-звезды», хотя и сегодня в большинстве опросов признается «первой великой дивой века», «символом нордической красоты XX столетия». Судьба «Джоконды кинематографа», как часто называли Гарбо, была не просто удивительна и загадочна, а поистине уникальна. Пятьдесят лет о ней говорили в прошедшем времени, хотя она была жива. Все эти годы она прожила по соседству с черно-белым мифом о себе самой — самой прекрасной женщине мира. А люди любят загадки и совершенство. И тем и другим она обладала сполна.

Родилась девочка в 1905 году в Швеции. Биографы начинают всегда одинаково – с нищего детства. Как писал классик шведской литературы, «в городе Стокгольме, на самой обыкновенной улице, в самом обыкновенном доме жила самая обыкновенная семья по фамилии…» Густафсон. Семья состояла из обыкновенных папы и мамы и трех самых обыкновенных детишек. Дела шли неважно. Карл Густафсон, отец семейства, был уборщиком уличных туалетов. Разумеется, он желал дочкам и сыну лучшей жизни и, экономя на всем, выгадывал средства чадам на учебу. Впрочем, учиться у детей получалось плохо, потому что делать уроки дома не было времени: деспотичная мать Анна Густафсон заставляла их подрабатывать в лавке. Когда младшей, пухленькой и застенчивой Грете Ловисе исполнилось 14, отец умер. Семья осталась без кормильца, и учеба детей закончилась. Грета, тайком грезившая о театре, с головой ушла в унылые трудовые будни. Сначала устроилась уборщицей в парикмахерской, потом служащей в банке, затем ей удалось получить место продавщицы в крупном универмаге «Паб». И тут что-то щелкнуло в небесных сферах – и жизнь самой обыкновенной стокгольмской девушки круто изменилась.

Как-то владельцы магазина заказали плакаты для рекламы новой коллекции шляпок и, чтобы не тратить время и деньги на профессиональных моделей, попросили самых молодых и симпатичных продавщиц продемонстрировать товар. Грета справилась с этим лучше всех, она, несмотря на застенчивость, оказалась самой фотогеничной. Ей предложили попробовать себя в качестве модели в рекламе. Ее дебютом в 1921 году стал ролик «Как не надо одеваться».
Говорят, когда она впервые пришла на съемки, оператор, приверженец модного в те годы экспрессивного верхнего освещения, посоветовал ей подстричь необыкновенно длинные ресницы, бросающие слишком глубокие тени на глаза. Пройдет не больше пяти лет, и он будет вспоминать свое дерзкое предложение со священным ужасом.

Грета Гарбо в возрасте 15-ти лет

А пока, вопреки названию ролика, Грета выглядела там настолько хорошо, что ее позвали демонстрировать купальники, потом дали еще несколько ролей в рекламе и короткометражных комедиях. Малозаметная за прилавком девушка чудесным образом превращалась на целлулоидной пленке в красавицу. За одну из ролей ей присудили стипендию на обучение в студии «Драматен» при Королевском Стокгольмском театре драмы. И девичьи мечты об актерской стезе стали явью.

Прекрасная леди Морица Стиллера

У биографов нет единого мнения, как у Греты Густафсон появился псевдоним «Гарбо». Есть версия, что его помогла придумать подруга Греты по «Драматену». Но гораздо более популярна другая история – Пигмалиона и Галатеи.
К созданию и шлифовке феномена «Гарбо» помимо, разумеется, самой актрисы приложили руку несколько талантливых творцов. Первый из них увидел Грету то ли на демонстрации шляп в «Пабе», то ли уже в первой полнометражной картине. Фильм режиссера Эрика Шетилера назывался то ли «Питер-трубач», то ли «Питер-бродяга». Грета выглядела в нем еще весьма неопытной и скованной. Но, на ее счастье, один из главных режиссеров «золотого века» шведского кино, выходец из России Мориц Стиллер обладал недюжинным профессиональным чутьем. В то время мэтр шведского кино был одержим поисками «сверхчувствительной, мистической» молодой актрисы для нового фильма. И волшебно «угадал» свой идеал в улыбчивой и пухленькой юной красотке. Он позвал ее в свой фильм «Сага о Йесте Берлинге».


Стиллер взялся за барышню всерьез. Сюжет модной тогда пьесы Бернарда Шоу «Пигмалион», вышедшей пятью годами раньше, его усилиями стремительно воплощался в жизнь в репетиционных залах стокгольмской студии. Рядовая продавщица универмага в его руках превратилась в одну из тех редких женщин, которые, просто входя в комнату или залу, заставляют все головы повернуться в свою сторону, собирают на себя все взгляды, не предпринимая для этого ни малейших усилий.
Режиссер-деспот заставил Грету похудеть, освоить великосветские манеры и речь, научиться одеваться со вкусом, непринужденно держаться в обществе. Утверждают, что все-таки именно он придумал псевдоним «Гарбо». Он немного изменил фамилию популярной в 20-е годы норвежской актрисы Эрики Дарбо и предложил его своей протеже вместо скучной «обывательской» фамилии Густафсон.

Greta Garbo by Louise Ruth Harriet, 1928

Девушка на лету схватывала наставления маститого педагога. Многие из базовых принципов профессии, привитые ей Стиллером, стали ее личным кодексом на всю жизнь. Кроме того, он дал ей почувствовать собственную силу, силу ее женской органики, волевой натуры и идеальной красоты ее лица. Гадкий утенок из «Паба» стал лебедем именно благодаря тренингам Стиллера. Девушка из предместья увидела себя глазами сорокалетнего режиссера, сбросила груз комплексов тяжелого детства и вечных одергиваний матери и… стала ослепительной молодой дамой.
«Сагу о Берлинге» ждал большой успех не только в Швеции. На его волне актриса и режиссер оказались в Германии, крупнейшей кинематографической державе Старого Света тех времен. И следующую свою роль, третью драматическую роль в карьере, Гарбо сыграла на легендарной берлинской студии UFA в фильме «Безрадостный переулок» у великого Георга Пабста, классика немецкого немого кино. Этот фильм мгновенно ввел ее в число восходящих кинозвезд Европы. Но судьба готовила ей новый крутой поворот.

Снежная королева едет в Голливуд

Бульварная молва приписывает Стиллеру полное отсутствие интереса к женщинам, при наличии такового к молодым мужчинам. Однако привязанность его к собственноручно созданной звезде явно была чем-то большим, чем дружба. Он ввел ее в круг своих друзей, вел ее дела и, похоже, не мыслил себя без нее. Когда голливудская студия «Метро-Голдвин-Майер» предложила ему контракт, он добился второго контракта для Гарбо. И «красавица и чудовище», как звали эту пару в Стокгольме, рука об руку отправились за океан.


Уже в те времена даже очень маститым европейским кинематографистам на «фабрике грез» приходилось начинать карьеру почти с нуля. Стиллеру навязали постановку фильмов с уже утвержденными звездами-янки Полой Негри и Эмилем Яннингсом в главных ролях. Так он потерял свою Грету. Она была предоставлена самой себе. Глава МГМ Луис Майер счел актрису… полноватой и неуклюжей. «Смешно даже подумать, что эта крестьянка сможет когда-нибудь выглядеть, как Норма Ширер», – высказалась о Гарбо голливудская пресса, попав пальцем в небо. Много ли вы слышали о Норме Ширер, дорогой читатель? А имя Гарбо было хорошо известно даже в СССР, где в прокат попал лишь один ее фильм. Но об этом позже.

Грета была не только красива, но и умна, быстро училась и скоро стала не просто хорошо играть, а великолепно играть. Как выяснилось, она обладала незаурядным драматическим талантом. Внешне подчеркнуто сдержанная, даже холодная, актриса полностью преображалась, когда вживалась в образ. Она буквально завораживала зрителей диапазоном передаваемых эмоций от космического холода до взрыва страстей и «с первого взгляда покоряла, подчиняла, гипнотизировала». Ко всему прочему,  Грета оказалась на редкость фотогенична. «Она была создана для кино. Ее можно было снимать в любой момент, в любом ракурсе – результат всё равно получался превосходный».

Голливуд не случайно называют «фабрикой звёзд». Армия художников по гриму, причёскам, костюмам и свету трудятся над тем, чтобы превратить обычных исполнителей в кумиров публики и властителей дум времени. Двадцатилетняя Грета Гарбо сразу привлекла к себе внимание. Самые знаменитые мастера были привлечены к созданию её экранного имиджа — художник по костюмам Адриан, художник-постановщик Седрик Гибсон, знаменитый оператор Уильям Дэниэлс. Они немало потрудились, чтобы превратить застенчивую девушку в настоящую богиню экрана. Позднее Дэниэлс (снявший 20 из 24-х фильмов Греты) сокрушался: «Это моя трагедия, что мне не удалось снять Гарбо в цвете».

Пока же карьера актрисы, если верить биографам, вновь подчинилась канону стандартной голливудской «истории Золушки» или «гадкого утенка». Перед началом съемок фильма «Поток» заболела исполнительница одной из главных ролей. Заменить ее в авральном порядке назначили «крестьянку» Гарбо, заставив ее изменить прическу и выщипать брови. Собственно, и играть ей пришлось именно крестьянку, полюбившую богатого юношу.
И Гарбо сыграла ее так, что после премьеры пресса говорила о ней уже не иначе как о «самой прекрасной актрисе Голливуда». Крестьянка обернулась роковой женщиной, разбивательницей тысяч мужских сердец, красавицей-вамп, способной на большую и пылкую любовь. Новый Свет был завоеван.


Причем завоеван Гретой в одиночку. Дела у ее Пигмалиона шли все хуже. Его фильмы не имели успеха, и руководство МГМ все более охладевало к европейцу, так и не сумевшему стать своим в Голливуде.
Неподвластная разуму любовь, которая не приносит счастья ни ей, ни любимому, стала лейтмотивом ролей Гарбо в Голливуде. Жизнь печальным образом повторила этот сюжет.

  Великой звездой Грету Гарбо сделало счастливое сочетание многих качеств. Но прежде всего — она была необыкновенно красива. Огромные синие глаза столь необычного глубокого тона, что на экране они казались тёмными. Нос такой благородной формы, какую можно увидеть лишь на портретах царственных особ. Нежный рот с верхней губой, изогнутой, словно лук Купидона. Высокий чистый лоб. Совершенный овал лица с прелестной ямочкой на подбородке. Густые, вьющиеся от природы волосы.

Когда Гарбо приехала в Голливуд, были сделаны фотопробы. Результаты оказались потрясающими. «Эксперты по кино пришли к выводу, что лицо Гарбо уникально — его с успехом можно фотографировать под любым углом и при любом освещении. Все его пропорции соответствуют пропорциям лиц античных статуй, а тело — образцу античной красоты Венеры Милосской!» Действительно, киноактриса лишь на 2 см по объему груди и 5 см по росту превосходила этот знаменитый эталон красоты. Правда, некоторые её поклонники утверждали, что широкими плечами, узкими бёдрами и длинными ногами она напоминала античного мальчика. Словом, Гарбо была одинаково хороша как в роскошном бальном платье с открытыми плечами, так и в мужском костюме. Она немного сутулилась, но и это придавало особое очарование её облику.

А что касается лица, то оно было просто ослепительным. По воспоминаниям современников, ее бездонные голубые глаза с фиолетовым отливом лучились удивительным светом и как бы таили в своей глубине вечную печаль. Фантастически длинные ресницы при малейшем движении издавали шорох, подобный тому, если бы рядом пролетала бабочка. Нежный овал лица поражал совершенством, а игривая ямочка на подбородке и неестественной густоты волосы способны были свести с ума. Весь ее облик был невообразимо сексуальным. Стихийная, инстинктивная чувственность, скрывавшаяся за нордической прохладой лица и воздушной фигурой, безудержно прорывалась во всем.

К тому же Гарбо была превосходной драматической актрисой. Эта холодноватая немногословная женщина полностью преображалась, когда начинала играть. А играла она по наитию, отказывалась от репетиций, потому что могла без всякой подготовки изобразить любую эмоцию. Она буквально завораживала зрителей накалом эмоций и страстей, идущих, казалось, от самого сердца. Критики той поры сравнивали её с Элеонорой Дузе, служившей эталоном актёрского совершенства.

Однако далеко не всем талантливым и красивым актрисам удаётся пробиться в кино. Для этого необходим особый пропуск — фотогеничность. У Гарбо она была. Знаменитый голливудский режиссёр Билли Уайлдер писал: «Чудо Гарбо — это чудо целлулоида. На плёнке её лицо полностью преображалось, становилось ликом звезды, на котором зритель пытается прочесть все тайны женской души. Эмульсионный слой плёнки невероятным образом сообщает плоскому изображению глубину и таинственность. Случай Гарбо — это случай рождения звезды на плёнке».

На съемках своего второго фильма в Америке – «Плоть и дьявол» – Гарбо встретилась с Джоном Гилбертом, знаменитым актером и не менее знаменитым плейбоем. И – не устояла перед его обаянием. У них начался бурный, неуправляемый роман. Это еще больше выбило Стиллера из колеи. Что бы там ни судачили о его ориентации, он повел себя отнюдь не как мудрый и невозмутимый наставник восходящей звезды. Шумные сцены с выяснением отношений, которые он устраивал, переросли в большой скандал, давший боссам МГМ хороший повод уволить режиссера со студии. Перемолотый «фабрикой грез» Стиллер вернулся в Швецию и в тот же год скоропостижно умер, едва перешагнув всего лишь 45-летний рубеж.
Гарбо с трудом смирилась с отъездом своего главного учителя. Вокруг их расставания вертится немало разных слухов, но вряд ли стоит им доверять. Определенно можно сказать лишь то, что известие о его смерти оказалось сильнейшим ударом для актрисы. И не менее сильным – для недавнего счастливого соперника Стиллера. Подкошенная мрачной новостью и тем, что руководство студии не отпустило ее на похороны, Гарбо не явилась на их с Гилбертом свадебную церемонию, которую с большой пышностью организовала все та же МГМ. Гилберт долго стоял перед алтарем один в ожидании, а потом, согласно легенде, весьма похожей на правду, в сердцах съездил по зубам боссу МГМ, отпустившему неудачную шуточку в адрес сбежавшей невесты. Через полгода Гилберт женился на другой.

Грета Гарбо и Джон Гилбер

Уже в «Потоке» Гарбо выступила в роли романтической красавицы, любовь которой становится непобедимой, роковой и губительной силой. В дальнейшем режиссеры и продюсеры будут настойчиво навязывать ей это амплуа, превращая актрису в символ «загадочной незнакомки» и «шведского Сфинкса». Кинематограф создал трагическую маску Греты Гарбо: высокомерно поднятые тонкие брови, полуприкрытые тяжелыми веками глаза, взгляд — одновременно и усталый, и страстный, и безнадежно-грустный, овал лица — безупречный и холодный. Все в ней излучало тайну. Такой она предстает в большинстве своих фильмов: «Искусительница» (1926 г.), «Плоть и дьявол» (1927 г.), «Божественная женщина» (1928 г.), «Влюбленная» (1929 г.), «Если ты желаешь меня» (1932 г.) и др. Несмотря на их примитивность и надуманность, актриса покоряла зрителей своей красотой и убедительностью игры. О впечатлении от любовных сцен в ее исполнении кинокритик Артур Найт писал: «В такие моменты каждый мужчина в зрительном зале воображал, будто сжимает в объятиях эту прекраснейшую из женщин, открывал для себя такие глубины чувственности, какие потребуют целой жизни, чтобы утолить эту жажду любовных восторгов». Не менее восторженными были и свидетельства коллег актрисы. Режиссер Джордж Кьюкор однажды сказал: «Она может соблазнить вас одним взглядом». А его коллега Кеннет Тайнен шутливо говорил: «Все, что вы видите в других женщинах, будучи пьяным, в Грете Гарбо вы видите трезвым».

Судьба оказалась к ней милостива и в другом отношении. В отличие от других звезд «великого немого», Грета легко перешла на звук. Известно, что руководство студии МГМ довольно долго задерживало этот переход, беспокоясь о том, как отреагирует зритель, когда шведский Сфинкс «подаст голос». Её первый звуковой фильм появился только в 1930-м и вышел под слоганом «Гарбо говорит». И после его выхода выяснилось, что тревога продюсеров оказалась напрасной. Низкий хрипловатый (последствие курения) голос с небольшим шведским акцентом завоевал любовь публики. Добавьте к этому высочайшее, отработанное в немом кино умение передать эмоцию жестом, движением и вы получите представление о том, какое удивительное явление искусства появилось на экране в начале новой эпохи кино.

Грета Гарбо — одна из самых романтических и одновременно загадочных фигур в мировом кинематографе. Эта северная женщина с классическими чертами лица и застенчивой отчуждённостью характера, поражавшая на экране силой своей страсти, стала символом той самой женственности, которую мужчинам не дано постичь.

Гарбо всегда окружала атмосфера тайны. Известно, что лишь самые доверенные лица могли присутствовать на съёмочной площадке, когда там работала Гарбо. Перед смельчаками, сумевшими прорваться в святая святых, чтобы посмотреть вблизи на прекрасную Грет, тотчас возникали чёрные ширмы. Живая Гарбо не любила посторонних взглядов, но она позволяла миллионам зрителей любоваться на своё изображение.

Гарбо мало соответствовала традиционным представлениям о голливудских звёздах. Она отказалась от замужества, ушла из кино в расцвете сил и таланта, не подпускала к себе репортёров.

В отличие от прочих «фатальных» женщин американского кино, игра Гарбо отличалась богатством драматических оттенков, глубоким психологизмом и волнующей искренностью. Сюжеты её фильмов большей частью были весьма банальны, но в создаваемых ею образах актриса достигала почти трагедийной высоты.

У Греты были натянутые отношения с некоторыми коллегами по кинематографическому цеху. Например, Гарбо и Кларк Гейбл вместе снялись в фильме «Сьюзан Ленокс: падение и взлёт», после которого рассорились в пух и прах. Актер считал женщину высокомерной и предвзятой, а Грета назвала результат работы Кларка «топорным».

Грета Гарбо и Кларк Гейбл

Из фильма в фильм актрисе поручали роли соблазнительниц. Она устала от них, ей хотелось воплотить на пленке насыщенные драматизмом классические образы: Жанну д’Арк, Гедду Габлер, Машу в «Трёх сестрах».
Окончание в 1932 году контракта Гарбо с фирмой «МГМ» предоставило ей некоторую свободу действий.

Первый звуковой фильм с ней был «Анна Кристи». Зрители впервые услышали глубокий и чарующий голос Греты. Фильм имел огромный успех, но сама актриса считала его неудачным. За роль в этом фильме ее номинировали на «Оскара». В том же 1930 году Грета получила еще один «Оскар», на этот раз за роль в фильме «Роман». Самой сексуальной ролью Греты можно считать роль шпионки Мата Хари и одноименном фильме. Цензоры жаловались, что даже на плакатах Гарбо выглядела вызывающе. Еще один фильм, «Гранд отель», завоевал «Оскара» в категории «лучший фильм». После этого Грета два года не снималась.

Гарбо получила контракт, который позволял ей самой подбирать актеров для фильмов, где она играла в главной роли. Воспользовавшись этим Грета убрала знаменитого Лоренса Оливье из фильма «Королева Кристина». Она заменила его Джоном Гилбертом. Когда Грете был 21 год, а Джону 29, у них начался бурный роман. Увы, но их свадьба не состоялась. Через год Грета увлеклась дирижером Леопольдом Стоковским. Он был старше актрисы на 23 года.
Критики считают, что лучшая роль у Греты была в фильме «Камилла». Там она играла куртизанку. За эту роль ее в третий раз номинировали на «Оскар». После кучи серьезных ролей Грета играет в комедии «Ниночка». В четвертый раз Гарбо номинируют на «Оскар». Кстати, ни одного «Оскара» актриса не получила в расцвете своего таланта.

Гарбо стала самой высокооплачиваемой актрисой довоенного времени, 270 тысяч долларов за фильм по тем временам были немыслимой суммой. Ее лучшие роли – в фильмах про сильных женщин с характером и желанием прожить жизнь во имя любви и веры, чаще всего героини Гарбо погибали в конце фильма. Персонажи, которых сыграла Грета, дали ей мировую известность и звание одной из лучших актрис в истории Голливуда. Анна Каренина (в фильме «Любовь) и Мата Хари.

Поворотным пунктом в ее карьере стала «Королева Христина» (1933), ясно показавшая, что феноменальная эротическая притягательность Гарбо, в сущности, не имеет признаков пола. В мужском костюме она была едва ли не более привлекательна, чем в женском платье.

В начале своей голливудской карьеры Гарбо снялась в фильме «Любовь» (1927), вольной экранизации романа Толстого «Анна Каренина». Название придумал хитроумный Эдингтон с единственной целью — дать возможность рекламным фирмам написать крупными буквами «Гарбо и Гилберт в «Любви». Реклама оказалась очень удачной и вошла в историю кино. Образ Анны так увлек актрису, что в 1935 году она решила сыграть его еще раз, значительно усилив трагедийное начало.


Anna Karenina. Vivien Leigh vs Greta Garbo
The 1948 version starring Vivien Leigh, Ralph Richardson, Kieron Moore and the 1935 version starring Greta Garbo, Fredric March, Basil Rathbone.

Вершиной этого периода было суждено стать фильму «Дама с камелиями» (1937), подтвердившему талант Гарбо как истинно трагической актрисы кино. Снимаясь в роли умирающей от туберкулеза куртизанки, она сама в этот период много и часто болела. Этот личностный фактор сообщил особую достоверность образу Камелии.

Когда критики сравнивали Гарбо со знаменитой Дузе, в этом не было и доли преувеличения. А дочь Александра Дюма, видевшая на сцене и Дузе и Бернар, даже поставила ее выше этих знаменитых исполнительниц.

Гарбо сделала перерыв в карьере, став участницей событий во время Второй мировой войны. Дело в том, что Адольф Гитлер был восхищен легендарной актрисой, а потому настаивал на встрече. И британская разведка, по слухам, готовила Грету, как орудие убийства лидера фашистской Германии.

План рухнул, однако Грета и без того смогла в ряде тайных операций добыть много секретной информации о фашистах. Много лет она была агентом МИ6 в Европе, а потому после войны так и не смогла заставить себя вернуться в кино. Гарбо поняла, что после таких событий и потрясений она не сможет серьезно воспринимать свою работу простой актрисы.

Марлен Дитрих многие годы считала Гарбо своей главной соперницей за звание «королевы Голливуда». Более того, актриса ревновала свою соперницу к видному писателю – Эрих Мария Ремарк поддерживал с Гретой близкие отношения и был в восторге от этой талантливой необычной женщины. Марлен не могла признать, что она уступает Грете хоть в чем-то, а потому сильно взъелась на Гарбо за «украденное сердце» Эриха.

Грета Гарбо и Марлен Дитрих

Грета Гарбо навсегда покинула кино. Впрочем, у этого шага существовали более глубинные причины. В 1991 году увидела свет книга Свена Бромана «Гарбо о Гарбо». Книга уникальна, поскольку автору удалось «разговорить» великую молчальницу и вырвать у неё несколько признаний, которые звучат просто сенсационно.

«Я устала от Голливуда, никогда не любила свою работу. Бывали дни, когда я просто заставляла себя идти на студию. По сути дела я снималась даже дольше, чем планировала. Остановиться раньше мне не позволял контракт. Я ведь никогда не чувствовала себя настоящей актрисой. Меня часто приглашали выступить на Бродвее. Но сама мысль, что на меня будут смотреть тысячи глаз, приводила меня в ужас».

Таким образом, Гарбо просто воспользовалась удобной возможностью покончить с делом, которое ей порядком надоело. Тем более что её попытки измениться натолкнулись на холодный приём.

В деньгах она не нуждалась, будучи мультимиллионером уже в начале сороковых. В умении экономить каждый доллар и вкладывать его в дело сказалась её крестьянская закваска. Лишь в семидесятые годы стало известно, что большая часть торгового центра на Родео-Драйв в Беверли-Хиллз (самой респектабельной части Лос-Анджелеса) принадлежит именно Гарбо. Кроме того, она владела домами в Нью-Йорке и в родной Швеции. По совету умных друзей, среди которых бесспорно выделялись Ротшильды и Онассис, Грета покупала картины. В начале пятидесятых на стенах её квартиры видели картины Ренуара Боннара, Модильяни. Со временем коллекция расширялась, но Гарбо не любила показывать её посторонним.

Итак, Грета Гарбо навсегда покинула Голливуд в 1942-м. Знаменитая, богатая, независимая, она могла делать всё, что хотела. А хотела она просто жить, не чиня насилия над собой. Новую жизнь она начала с экспериментирования с различными диетами, весьма преуспев в этом. И даже возник роман с диетологом Гэлордом Хаузером. Но, конечно, это был не единственный роман в её жизни.

Аристократический облик актрисы будоражил воображение. Вот одна из забавных историй в её биографии. Богатейший фермер, некий Эдгар Донн, постоянно писал ей письма, приезжал в Голливуд, чтобы увидеть её, но ничего не выходило. В 1936 году он написал завещание: «Моя земля, мои владения, всё моё состояние завещаю Грете Ловисе Густафсон, звезде кино, известной в мире как Грета Гарбо, и больше никому». Спустя десять лет он умер. Ему было около семидесяти. Его адвокаты пытались связаться с актрисой, через пять месяцев они получили от неё коротенькое письмо о том, что она принимает наследство, но просит передать его в Фонд милосердия. Вспомнить человека, писавшего ей письма, она не смогла, ей писали миллионы. Впоследствии Фонд милосердия продал этот участок за баснословные деньги: в земле обнаружили залежи нефти.

Гарбо стали часто видеть в обществе Мерседес де Акоста, голливудской сценаристки, известной своими лесбийскими наклонностями. Это породило разнообразные кривотолки, которые усилились после того, как в 1960 году Акоста опубликовала мемуары, в которых были слова: «Как я могу описать эти шесть недель, проведённые в горах с Гретой? Только шесть недель, но они значат больше, чем вся моя жизнь». Гарбо страшно разозлилась на Акоста и больше никогда с ней не встречалась. Издатели предлагали Акоста опубликовать их переписку, но она благородно отвергла предложение и сдала письма на хранение.

В 1937 году у Гарбо начался бурный роман с дирижёром Леопольдом Стоковским. Он был старше её на 23 года. Гарбо называла его «Стоки». Они вместе путешествовали по Европе, скрываясь от преследовавших их журналистов.

Вскоре Стоковский разошёлся с женой и уехал в Италию. Гарбо в это время находилась в Швеции, на озере недалеко от Стокгольма. Там она получила приглашение Гитлера посетить Германию. Фюрер был поклонником её таланта. После смерти актрисы в её архивах была обнаружена запись: «Следовало отправиться в Берлин, захватив с собой пистолет, спрятанный в сумочке. Я могла убить его очень легко. Это разрешило бы все проблемы, и, может быть, не было бы войны, а я стала бы героиней масштаба Жанны д’Арк. Хотя я не политик и, наверное, война началась бы при всех обстоятельствах».

Из Швеции Гарбо переехала в Италию и проводила время со Стоковским. Но на предложение выйти замуж Грета ответила отказом. «Смешно думать, что я могу пойти с кем-то к алтарю», — заявила она журналистам. Вскоре дирижёр женился на молодой Глории Вандербильт, наследнице миллионов…

Грета Гарбо и Джордж Шлее

Тем не менее очень крепкая, хотя и неофициальная связь с промышленником Джорджем Шли продолжалась около 20 лет. Многие поражались, что связывает красавицу-актрису с этим невзрачным мужчиной, одетым в плохо сшитые костюмы, в то время как его женой была знаменитый модельер Валентина. По-видимому, Грете он напоминал Стиллера, бога и наставника её юности. Всю жизнь она тяготилась своей инертностью, пыталась прислониться к тем, кто мог подталкивать её вперёд, взять на себя её заботы. Гарбо передала Шли право распоряжаться своими деньгами, делать вложения, покупать антиквариат.

Он завещал Грете почти всё своё громадное состояние. Она получила акции бумажной промышленности, дома в Италии и Южной Франции. «Деньги идут к деньгам» — капитал Гарбо продолжал увеличиваться даже помимо её воли.

Среди любовников Гарбо числился и Сесил Битон — знаменитый фотограф, создавший в пятидесятые годы серию её фотопортретов, свидетельствовавших о том, что бывшая актриса остаётся самой красивой женщиной мира. Особая загадочность этой связи в том, что Сесил был гомосексуалистом и сторонился женщин. Когда же в своей книге Битон имел неосторожность рассказать об отношениях с Гарбо, она прекратила с ним общаться, как когда-то и с Акоста. Но с Битоном перед его смертью она всё-таки помирилась.

Со временем квартира Гарбо на 52-й авеню превратилась в «антикварный магазин». Прекрасные картины были запакованы в ящики. Спальня была обставлена мебелью XVIII века, но спала она на современной кровати. Одевалась, как в униформу — мужской жакет или пальто, длинный шарф, низко надвинутая на глаза шляпа, чёрные очки, туфли на низком каблуке. Любимым времяпрепровождением были пешие прогулки. Читала мало, любила смотреть телевизор. В конце жизни пристрастилась к просмотру картин со своим участием, но говорила о себе в третьем лице: «Она была хороша…»

В 1987 году Грета Гарбо перестала выходить из квартиры, в следующем году перенесла инфаркт. 15 апреля 1990 года Гарбо скончалась, оставив своё огромное состояние дочери брата.

Она ушла из жизни, оставшись для миллионов недосягаемой мечтой, символом красоты и тайны.

Гарбо относилась к той категории женщин, которым в принципе не стоило прилагать усилий для того, чтобы прекрасно выглядеть и привлекать восхищенные взгляды при каждом появлении. Стиль Греты поразил общественность в годы ее триумфа в кинематографе и однозначно продолжил свое существование и после ее смерти.

Основные элементы образа актрисы – красная помада, мраморный цвет лица, тонкие брови и яркий макияж глаз; простой крой вещей, закрытые платья, рубашки и мужские поло. И, конечно же, мужской костюм – актриса стала законодателем мод, выйдя на публику в черных брюках и пиджаке.

Грета Гарбо в мужском костюме

Грета в обычной жизни любила комфорт и уединение, а потом предпочитала скрывать свою фигуру, а не подчеркивать формы. Она обожала черный цвет и разнообразные головные уборы – могла надеть шляпку, платок или чалму.

Мода не сильно волновала актрису, она предпочитала следовать внутреннему чувству стиля.

Любимым модельером Греты стала русская эмигрантка Валентина Шлее, в американском модном доме у которой одевался весь Голливуд. Именно Шлее создавала для Гарбо простые изящные наряды, в которых четко проглядывалась японская простота линий. Они были близкими подругами, но зародившаяся связь Греты и мужа Валентины Джорджа сменила дружбу на ненависть. Валентина до конца своих дней не могла простить Грете ее подлого поступка.

Стиль Гарбо актуален и в наше время.

Использованы материалы:

 

Читать по теме:

b43a6c15492091269e6a61cc627f96c1(1)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *