Подделки и контрафакты. Часть IV

Искусство — финансовый инструмент с высокой степенью риска. Если есть цель собрать хорошую инвестиционную коллекцию, нужно понимать, что возврат не будет быстрым: можно рассматривать свои вложения как «пенсионный фонд» или наследие потомкам. Совершенно очевидно, что искусство — из тех немногих товаров, которые имеют отношение к вечности, но главными факторами, влияющими на его стоимость, являются макроэкономические и макрополитические факторы. Когда вся экономика идет вверх — искусство тоже идет вверх. Экономика переживает плохие времена, рынок искусства стагнирует или падает. Попытки измерить искусство квадратными сантиметрами и рисовать графики — это невежество и мракобесие, на мой взгляд. У любого художника за всю его карьеру есть всего несколько действительно важных для истории искусства работ. Шедевры будут всегда расти в цене. Объяснить это очень сложно, в этом основная интрига арт-рынка. Многие люди создают коллекции именно потому, что в искусстве нет простых линейных правил и можно с помощью коллекции придать своей жизни новое измерение.

У начинающего коллекционера должно быть понимание, что такое коллекция и какой он хочет ее видеть, а также осознание того, что это не просто покупка и хранение произведений искусства. Губительная стратегия для коллекционера — коллекционирование по принципу коммерческой ценности. Как правило, такой стратегии придерживаются арт-дилеры, зарабатывающие этим себе на жизнь, и нувориши, которые хотят войти в определенный круг. Коллекционер — человек одержимый, но одержимый не наживой.

Высокие цены на аукционах — следствие необдуманности и азарта. Как правило, серьезные арт-дилеры, внимательно следящие за рынком, приходят на аукционы, стараясь дешево купить недооцененные вещи, а вовсе не из желания заплатить рекордную цену. Главное правило — обязательно смотреть вживую все произведения искусства. Наблюдается масса разочарований, когда пытаются покупать искусство онлайн: приходит работа — и получается совершенно не то, чего ожидали. Часто можно посмотреть каталоги аукционов и, если что-то заинтересовало, прийти на предаукционную выставку, где удасться заметить другие работы, на которые в каталоге не обратите внимание. А то, что производило впечатление на картинке, наоборот, разочаровывает. Поэтому если вы решили купить вещь на аукционе — посмотрите ее сначала в живую и не слишком поддавайтесь азарту. В этом смысле начинающему коллекционеру гораздо полезнее посещать арт-ярмарки, где больше выбор, а цены фиксированы.

Sotheby’s обозначил «Портрет мужчины», ранее считавшийся работой Франса Халса, современной подделкой.

Когда мировая экономика находится в состоянии хаоса, а рынок валюты и ценных бумаг становится непредсказуемым, популярность обретает вечное – артефакты, предметы искусства работы старых мастеров. А если так, то актуализируются и подделки. Так, 2016 год в мире искусств объявлен годом разоблачения подделок. Началось все в октябре, когда аукционный дом Sotheby’s аннулировал сделку по продаже работы голландского художника XVII века Франса Хальса «Портрет Мужчины». Картина была приобретена пять лет назад за $11 млн. и куплена анонимным покупателем. Сегодня экспертами окончательно доказано – картина является фальшивкой.
История началась в 2013 году, когда князь Лихтенштейна купил в лондонской галерее картину Лукаса Карнаха Старшего «Венера», датированную 1531 годом. Цена работы — $7 млн. Но в начале 2016 года картина была изъята французской полицией и до сих пор находится на экспертизе в Центре музейных исследований и реставрации Франции. Выводы касательно подлинности работы пока не сделаны.

Французская полиция арестовала «Венеру с вуалью», приписываемую Лукасу Кранаху Старшему, из-за опасений по поводу её подлинности.

Между тем, история с «Венерой» и привела сыщиков к владельцу «Портрета Мужчины», поддельность которого была полностью доказана. А вот работа итальянца Орацио Джентилески «Давид, разглядывающий голову Голиафа», которую, в силу подпорченной скандалом репутации дилера, отказался принимать аукционный дом Christie’s, оказалась подлинной. Ее приобрел частный коллекционер в обход аукциона. Недавно он одалживал его лондонской Национальной галерее для выставки. Проведенное экспертами музея исследование не выявило ничего подозрительного.

Между тем, скандал вокруг поддельных картин не ограничивается упомянутыми полотнами. Речь идет о целой коллекции французского арт-дилера Джулиано Руффини, с его слов, купленной по счастливой случайности. Сам же дилер и коллекционер настаивает, что никогда не называл свои приобретения работами старых мастеров: «Я коллекционер, не эксперт», — заявляет Руффини, ссылаясь на многочисленные экспертные заключения.

Приобретение подделки — это чудовищная трагедия и разочарование для любого коллекционера. Серьезные коллекционеры такие вещи широко публикуют, некоторые уничтожают подделки. В любом случае наличие подделок — один из факторов уменьшения цены на искусство в целом. Если бы на арт-рынке не было подделок, искусство стоило бы гораздо дороже. Бывает, что вещь совершенно замечательная, но с темной историей. Один эксперт говорит, что она настоящая, другой не уверен, и вот оно так и существует — с этим очень сложно работать. Лучший способ быть уверенным, что не покупаешь подделку, — покупать работы ныне живущих современных художников. Пока художник жив, можно получить стопроцентную верификацию у него самого или галереи, с которой он постоянно работает.

История знает довольно много примеров, когда несколько экспертов по одному художнику дают совершенно разные заключения о подлинности работы. Доверять эксперту нужно, но это не должно быть болезненно-маниакальной привычкой. Можно ориентироваться на советы профессионала, при этом необходимо иметь собственное знание. В первую очередь необходимо выработать систему собственной ответственности за коллекцию, нельзя перекладывать решение на кого-то другого.

Правда, как сказал один московский собиратель живописи: «Если мне надо продать картину и я сомневаюсь в ее подлинности, то заключение пойду получать в Третьяковке. А вот если я покупаю картину — сделаю полную техническую экспертизу в центре Грабаря».
Качественная экспертиза требует высококлассных специалистов и сложных технических средств. Поэтому не рекомендуем доверять экспертизу приобретаемых вами произведений вновь создаваемым фирмам или частным экспертам, которые не располагают необходимыми материалами, оборудованием и квалификацией.

Han van Meegeren

В настоящий момент под подозрением оказалось предположительно 25 картин, среди которых работы обоих Брейгелей, Ван Дейка, Бронзино, Пармиджанино и других, общей стоимостью $250 млн. Это самый большой скандал с 40-х годов прошлого века, когда голландский художник Ханс ванн Мегерен признался в подделке картины «Христос и судьи», которую продал в коллекцию рейхсмаршала Германа Геринга за 1,6 млн гульденов, выдавая ее за работу Яна Вермеера.

Фальшивые картины Вермеера Дельфтского

До 70-х годов прошлого столетия самыми знаменитыми подделками были, несомненно, фальшивые картины Вермеера Дельфтского (1632–1675), подделанные Ханом ван Меегереном. Почему подделыватель выбрал Вермеера, а не другого художника? Для чего создал столь совершенные подделки? Почему их признали подлинниками лучшие знатоки голландской живописи? Множество вопросов возникало в связи с этой знаменитой историей, но ни на один из них в течение многих лет не было ответа.

И только современная наука смогла окончательно прояснить спор о Меегерене…

Как хором утверждают критики и искусствоведы, Ян Вермеер Дельфтский, «создатель изысканных и рафинированных картин», является – наряду с Рембрандтом – одним из самых выдающихся голландских живописцев. Из его творческого наследия сохранилось только тридцать картин, написанных на полотне или на дереве, преимущественно небольших размеров, около 50 x 45 сантиметров. Лишь немногие из них имеют большие размеры, превышающие сто сантиметров, как, например, «Мастерская художника» или «Аллегория Веры»; для контраста же можно назвать такую работу, как «Кружевница» – эта картина ни в одном параметре не достигает даже двадцати пяти сантиметров!

Единственные не вызывающие сомнения подписи этого художника находятся только на двух картинах – «Сцена у сводни» и «Астроном». Именно это отсутствие подписей, с одной стороны, а с другой – наличие на некоторых картинах апокрифических дат и подписей, а также многочисленные подделки затрудняют установление полного каталога произведений мастера. Не облегчает дела и весьма фрагментарно известная биография самого Вермеера Дельфтского.

Ян Вермеер Дельфтский Кружевница

Во время исследования картин из коллекции Геринга, по-видимому самого крупного «коллекционера» Третьего рейха, голландские эксперты наткнулись на картину «Христос и грешница». Это был несомненный Вермеер, прекрасная картина, одна из лучших, созданных мастером, и, что весьма существенно, до сих пор неизвестная.
Новый Вермеер был уже в руках у голландцев, но предстояло выяснить, как он оказался у Геринга. Ведь произведения Вермеера находились под охраной государства, и кто бы ни вывозил картину за границу, совершил бы преступление. А продажа её оккупантам была по голландским законам коллаборацией.

В работу включились следственные органы, и было предпринято тщательное расследование. Удалось установить фамилию продавца картины. Им оказался художник, живущий в Амстердаме, – Хан ван Меегерен. Установив это, полиция нанесла ему визит, во время которого голландец был вынужден подробно ответить на несколько вопросов. Он был к этому готов и давал старательно обдуманные ответы. Угостил полицию ловко скроенной историей, совпадающей, впрочем, в общих чертах с тем, что установили сотрудники следственных органов.

Хан ван Меегерен думал об этом в течение многих лет, так что нет ничего удивительного, что незваные гости отнеслись к его ответам с доверием. Он не сумел ответить только на последний вопрос – у кого он купил проданную картину, и это решило всё дело.

Утром 29 мая 1945 года Хан ван Меегерен был арестован, а на следствии ему было предъявлено обвинение в сотрудничестве с врагами. Сроки, грозящие за сотрудничество и за подделку, существенно отличались.

Логика подсказывала ему только одно разумное решение. Меегерен дал исчерпывающие показания, в которых он со всей откровенностью утверждал, что подделал четырнадцать произведений классической голландской живописи, из которых девять «пустил» в рыночный оборот. Он получил за них – за вычетом выплаты посредникам – гораздо больше полумиллиона гульденов. Судебный следователь был вынужден в конце концов поверить в правдивость объяснений ван Мегерена. Однако он требует, чтобы художник представил доказательства своих слов, написав новые «классические» шедевры. Меегерен выражает согласие. Разносится грандиозная сенсация.

Мир искусства потрясён до основания, а авторитеты, то есть знатоки живописи, великие маршаны, директора музеев, поняли, как ненадёжны их знания и какие трещины вдруг появились на их незапятнанных репутациях. И сделал всё это один человек, которому на основании этих незапятнанных репутаций была выплачена огромная сумма денег.

В частности, в 1938 году музей в Роттердаме, опираясь на гарантию доктора Бредиуса – международный авторитет в области живописи, приобрёл за большую сумму картины Вермеера «Христос в Эммаусе» и «Последняя вечеря». Следствие продолжалось два года. Процесс, который превратился в арену показаний пристыжённых свидетелей и скомпрометированных экспертов, закончился обвинительным приговором: год тюрьмы искусному подделывателю картин.

Давая показания в суде, ван Меегерен утверждал, что эти картины вышли из-под его кисти, а всего он написал в соавторстве с духом голландского живописца около десятка полотен. Причем когда однажды он спросил Вермеера: «Зачем тебе все это нужно?» — дух мастера якобы ответил: «Чтобы продолжать открывать людям красоту окружающего их мира».

Картина «Христос и блудница», в авторстве которой Меегерен был вынужден признаться на суде

Рукой мастера

Признание обвиняемого было настолько фантастичным, что вызывало сомнение в его здравом уме. Но ван Меегерен настаивал, что все рассказанное им правда, и брался доказать это:

— Дайте мне краски и кисти, — умолял он. — Я напишу еще одного Вермеера, и тогда вы поверите мне.

После долгих споров и сомнений суд все же решил провести следственный эксперимент. Художника снабдили всем необходимым. С августа по ноябрь 1945 года в хорошо охраняемом доме в присутствии экспертов он создавал новую картину Дельфтского мастера.

История Меегерена

Ян ван Меегерен родился в 1889 году в Девентере. У него было очень тяжёлое детство, что, несомненно, оказало влияние на его характер. Необычайно суровый отец безжалостно боролся со склонностями мальчика к рисованию. Это возбуждает в нём желание мести, которое не покинет его вплоть до взрослой, самостоятельной жизни. Ван Меегерен испытывал разные удары судьбы. Неупорядоченный, разнузданный и расточительный образ жизни привёл к тому, что о нём на некоторое время забыли, несмотря на его значительные успехи.

Как-то проведённой за пьянством бессонной ночью он стал свидетелем того, как один из самых больших авторитетов в Голландии, знаток классических мастеров, корифей среди искусствоведов, доктор Абрахам Бредиус определил как подделку подлинного Франса Хальса. Тогда приятель Меегерена посоветовал ему переделать «на Рембрандта» какого-нибудь старого «голландца». Эту картину Бредиус признал подлинной. Именно тогда ван Меегерен выработал своё мнение об искусствоведах и экспертах. Тогда же родилась идея подделать какого-нибудь ван Дейка, Хальса, Рубенса или Рембрандта.

Итак, Ханс ван Меегерен увидел ‘свою нишу’ в искусстве и решил воспользоваться ей, что называется, ‘по полной’. Выбрав художника, чье творчество не было до конца изучено, а биография полна ‘белых пятен’ — Вермеера (Johannes Vermeer), Ханс ван Меегерен подделал его картину. При этом он не копировал уже существующие работы мастера, выдавая их за подлинники – авантюрист от изящных искусств Меегерен пошел гораздо дальше. Вычистив другой старинный холст от сюжета картины, но сохранив при этом все трещинки первоначальной подмалевки, художник написал сверху новую картину, выдав ее за новое, неизвестное еще направление живописи великого Вермеера. Старинное полотно со множеством характерных для времени признаков сбило с толку даже самых матерых искусствоведов – они не могли знать того, что Меегерен устроил в своей творческой мастерской целую химическую лабораторию, и, в конце концов, изобрел такой состав краски, которую после просушки в специальной печи в течение двух часов, не брал уже ни один растворитель… Так ‘родилось’ новое, библейское направление в творчестве художника Ванмеера. Картина под названием ‘Христос в Эммаусе’ (Меегерен сочинил целую историю, как она попала к нему) была объявлена сенсационной находкой и признана одним из лучших и совершенных творений Вермеера Делфтского. Вскоре картина была выставлена в музее как один из 450 шедевров голландской живописи.

han-van-meegeren-fake-vermeer

Шел 1935 год. В том же году Меегерен написал одного Франса Хальса, одного Терборха, и еще одного Вермеера…

han-van-meegeren-fake-vermeer

Пришел успех, а с ним и богатство. Художник развелся с женой, женился во второй раз, завоевал некоторую скандальность своим образом жизни и был уличен в нескольких связях с натурщицами, а также много пил и пристрастился к морфию.

Ханс ван Меегерен

В 1938—1939 годах

написал две картины выдающегося голландского художника XVII века Питера де Хоха – ‘Пирующая компания’ и ‘Компания, играющая в карты’.

В 40-х годах он написал пять ‘Вермееров’, одна из которых – ‘Христос и грешница’ — попала в частную коллекцию нациста Геринга.

Всего за период с 1939 по 1943 год Ван Меегерен создал тринадцать подделок.

Спор, являются ли подделками все или только некоторые картины ван Меегерена, начался уже во время процесса и длился много лет. Основывался он на следующих аргументах: «Раз компетентные эксперты признали картины Вермеера, а фактически Меегерена, почти «божественными вершинами искусства», а теперь те же самые картины они оценивают как бездарную дешёвку с «застывшими, деревянными фигурами» без глубины пластики и перспективы, то нет причин полагать, что теперь они их рассмотрели лучше, чем вначале!»

Последнюю главу этой захватывающей истории дописал судебный эксперт с процесса ван Меегерена, профессор Фронтьес, который (совместно с другими химиками), используя самые современные методы криминалистики, исследовал пробы красок, взятые со всех картин ван Меегерена, и установил, что в его красках содержится полимеризовавшаяся синтетическая смола фенолформальдегида. Эта субстанция идентична найденной в мастерской ван Меегерена. Так что вывод группы экспертов очевиден. Все исследованные экспертами картины были самыми настоящими подделками.

Многовековая история изготовления подделок произведений искусства – интересное и важное явление в истории культуры

Эта странная область человеческой деятельности вообще-то хорошо известна реставраторам и экспертам, в меньшей степени – широким общественным кругам, поскольку сообщения о ней в прессе появляются исключительно в связи с сенсациями или по случаю громких судебных процессов, когда, например, обнаруживается, порой случайно, что известное произведение искусства, украшающее какую-нибудь знаменитую галерею, – подделка.

Копии, например, не являются подделками, но в любой момент могут ими стать. Зададим вопрос: а является ли копия, сознательно превращённая в подделку, имитирующую эпоху, стиль художника, — произведением искусства? И мы вынуждены дать на этот вопрос утвердительный ответ. Подделыватель – художник, и ничего с этим не поделаешь. Художественное впечатление от подделки может быть таким же сильным, как и от подлинника. Копия не может иметь и не имеет с подделкой ничего общего, но, выполненная в таком же формате, что и оригинал, снабжённая подписью великого мастера и проданная под видом оригинала, становится подделкой.

Судебный процесс над ван Меегереном

Продолжение следует

Использованы материалы:

Читать по теме:

b43a6c15492091269e6a61cc627f96c1(1)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *