Джеральд Роуз — Захват власти в Англии Венецией

Anne Boleyn (Restrike Etching) — Edouard Francois Berthelemy Michel Cibot.

Продолжаем штудировать

БЮЛЛЕТЕНИ
ШИЛЛЕРОВСКОГО ИНСТИТУТА
НАУКИ И КУЛЬТУРЫ

ссылку на которые, нам любезно предоставила Елена Бертрановна. Теперь самый «вкусный» с дамской точки зрения материал. О любви, страстях, женском влиянии, трагедии материнства, семейных драмах и кровавой развязке…

Хотя, если трезво рассудить, дамы, не обольщайтесь. За ширмой интереса к женщинам, скорее всего, кроется банальный такой меркантильный интерес.

В других источниках встречала удивление авторов по поводу богатства двора Генриха VIII (Англия в те времена была страной бедной). Каких только гипотез не выдвигали на предмет происхождения этих денег. Хотя, судя по описанию богатства его стола с обилием колониальных продуктов, можно было бы догадаться, что это ему приплачивают испанские свойственнички за беспроблемное путешествие по  Ламаншу. Но потом, что-то не срослось. Платить стали что ли меньше? Но позарился он на венецианское золото, которое ему подсовывали вместе с Анной Болейн. Но вместе с ней к королю прорвались и другие люди, которые заняли ключевые посты, и им уже капризная дама стала не столь остро необходимой, …да и короля она достала… Читать далее

Свидетель времени: Александр Блок. Часть II

Вот моя песня — тебе, Коломбина
Это — угрюмых созвездий печать —
Только в наряде шута-Арлекина
Песни такие умею слагать.

Двое — мы тащимся вдоль по базару,
Оба — в звенящем наряде шутов.
Эй, полюбуйтесь на глупую пару,
Слушайте звон удалых бубенцов!

Мимо идут, говоря: «Ты, прохожий,
Точно такой же, как я, как другой;
Следом идет на тебя непохожий
Сгорбленный нищий с сумой и клюкой».

Кто, проходя, удостоит нас взора?
Кто угадает, что мы с ним — вдвоем?
Дряхлый старик повторяет мне: «Скоро»
Я повторяю — «Пойдем же, пойдем»

Если прохожий глядит равнодушно,
Он улыбается; я трепещу;
Злобно кричу я: «Мне скучно! Мне душно? «
Он повторяет: «Иди. Не пущу»

Там, где на улицу, в звонкую давку
Взглянет и спрячется розовый лик, —
Там мы войдем в многолюдную лавку, —
Я — Арлекин, и за мною — старик.

О, если только заметят, заметят,
Взглянут в глаза мне за пестрый наряд! —
Может быть, рядом со мной они встретят
Мой же — лукавый, смеющийся взгляд!

Там — голубое окно Коломбины,
Розовый вечер, уснувший карниз.. .
В смертном весельи — мы два Арлекина
Юный и старый — сплелись, обнялись!

О, разделите! Вы видите сами:
Те же глаза, хоть различен наряд!. .
Старый — он тупо глумится над вами,
Юный — он нежно вам преданный брат!

Та, что в окне, — розовей навечерий,
Та, что вверху, — ослепительней дня!
Там Коломбина! О, люди! О, звери!
Будьте как дети. Поймите меня.

Александр Блок — «Двойник»

Читать далее

Над вымыслом слезами обольюсь. Часть I

Gustav Klimt

Ирина Анатольевна тут на досуге предалась воспоминаниям о том, как плакалось над книгами в детстве, и не в детстве тоже. Поинтересовалась у нас с Анной (на тот момент мы составляли её круг общения), знакомо ли нам данное состояние.

Знакомо, знакомо. Столько раз плакали над горестями и печалями литературных героев, что всех и не упомнишь.

А вот Ирина Анатольевна (в который раз) поделилась впечатлением об эпизоде из сказки Джанни Родари «Путешествие «Голубой стрелы»», когда избалованная нарядная кукла вдруг решает остаться у умирающей девочки в холодном безлюдном парадном…

Опять было странно, что женщина, которую за резкость и бескомпромиссность ответов иной раз принимают за мужчину (всякий раз, если честно), вдобавок имеющая судимость по ст. 282 (но за защиту девочки, кстати) — каждый раз «умывается слезами» на заведомо выдуманном эпизоде, пытаясь рассказать, как красивая фарфоровая кукла «для богатых» остается с умирающей маленькой нищенкой…

Тут мы с Анной в ответ просто залились слезами, вспомнив эпизод из «Армагеддона №3» самой ИАД, главу 30. Чудо, о маме и её смертельно больной дочке.

Читать далее

Вебинары февраля

3Как все вокруг сурово, снежно,
Как этот вечер сиз и хмур!
В морозной мгле краснеют окна нежно
Из деревенских нищенских конур.

Ночь северная медленно и грозно
Возносит косное величие свое.
Как сладко мне во мгле морозной
Мое звериное жилье!

1889 год

И.А.Бунин. Стихотворения и переводы.
Москва: Современник, 1985.

Читать далее

Уэбстер Г. Тарпли — Лорд Пальмерстон и трое его подручных

Интересная беседа состоялась после публикации статьи «Хороший инструментарий. Часть II». Елена Бертрановна дала интересную ссылку на

БЮЛЛЕТЕНИ
ШИЛЛЕРОВСКОГО ИНСТИТУТА
НАУКИ И КУЛЬТУРЫ

Некоторые материалы этого ресурса я видела раньше, но не все. А сейчас прочитала статью, которую и привожу ниже. Особенно актуально она была воспринята мною после вебинара И.А.Дедюховой, посвященного объединению Италии.

Знаете, статья написана ещё в 90-х. Боюсь, тогда бы я её восприняла, как откровенный конспирологический бред. Однако, очень многое уже произошло на наших глазах, и данный текст мы можем сравнить с имеющимся личным опытом. Об истинности изложенного судить вам…

ЛОРД ПАЛЬМЕРСТОН И ТРОЕ ЕГО ПОДРУЧНЫХ

Повествует Уэбстер Г. Тарпли в качестве «хора» античной трагедии Читать далее

Разматывая клубок. Часть III

Николаев Юрий Викторович / Натюрморт с грибами /

Один мужик очень хотел в отпуск. Просто посидеть на травке, сходить по грибы… — В конце концов, он уехал в Голландию.

— Надоело, — говорит, — в России все грибы бешеные. Нет разницы, хоть лисички, хоть мухоморы. Телевизора насмотрелись, про нашу миролюбивую политику и демократическое законотворчество, так прямо забурели, как кусучая морковка в огороде.

А в Голландии, — говорит, — все грибы вежливые! Шапку скидают и говорят: «Здрастен-трахстен, Иван собачий сын!»

Аделаида: Откуда такой лесной грибной запах?.. Явно не по сезону, а хорош.

Натали: Такой запах зимой берется, естественно, из морозилки, в которую с осени положили пакетик слегка отваренных лесных грибочков.

Аделаида: Надо же, какая запасливая.

Натали: Увы, не я. У меня, просто, много замечательных подруг. Вот, вы, например.

Аделаида: Польщена такой оценкой.

Натали: Но кроме вас (я ж сказала, подруг много не бывает) есть Лариса Павловна, которая мало того, что эти грибочки собрала, но и отварила, и заморозила. Мне они достались практически готовые. За что ей спасибо большое.

Сергей Ткачев: Кому спасибо? И за что? Здесь уже кормят?

Аделаида: Ларисе Павловне за грибочки. Вас всегда кормят, мы не какие-нибудь. У нас все жлобы к правительствам пристроились и все норовят к каждому куску пристроиться. А мы запросто, по-русски!

Читать далее

Свидетель времени: Александр Блок. Часть I

3486397-2775c44076a137c4О, я хочу безумно жить:
Всё сущее — увековечить,
Безличное — вочеловечить,
Несбывшееся — воплотить!

Пусть душит жизни сон тяжелый,
Пусть задыхаюсь в этом сне,-
Быть может, юноша весёлый
В грядущем скажет обо мне:

Простим угрюмство — разве это
Сокрытый двигатель его?
Он весь — дитя добра и света,
Он весь — свободы торжество!

Александр Блок

Насколько сложно касаться творчества этого самого «петербургского» поэта… Казалось бы… Блок всем знаком еще из советской школьной программы… хотя смысл рассматривавшейся в старших классах поэмы «Двенадцать» начинает доходить лишь со временем. Но насколько же сложно оказалось приступить к его свидетельству своего времени.

Читать далее

Легенда на вынос. Часть VI

Продолжим изучение всего, что там наговорили-нашаламили поляковы-есиповы за те годы, пока место под солнцем им было вполне репрессивным (заведомо безнравственным и лживым образом) расчищено от Дедюховой. После «Слона и моськи» вопрос о Щаламове вставал ребром, не понимать этого мог только Есипов, Поляков решил скоренько дистанцироваться, по пунктам доказав все тезисы, высказанные Дедюховой еще в 2009 году, естественно, без ссылок на источник нравственного осознания и просветления.

Почему сегодня такое море плагиата? Ведь пока еще плагиат установлен лишь в ранее оцифрованных источниках! Пока еще это море разливанное плагиата не выявило истоки в советских малотиражных специализированных изданиях, которые у нас последние 15 лет оцифровывались преимущественно под чужими фамилиями. Обычно выкидывались ссылки на партийные съезды и привязка к государственным программам развития, вставлялись какие-нибудь «направления инноваций-модернизаций». Вот это море еще придется переплыть, хотя бы потому что… «рукописи не горят».

Когда нет основного (нравственного) критерия анализа, все попытки создания легенды и последующего ее развенчания, с непременным переходом на личности… производят достаточно отвратительное впечатление. Как тычки Паниковского и Шуры Балаганова: «Ты кто такой?»

Читать далее

Хороший инструментарий. Часть II

Portrait of Dr Simarro — Joaquin Sorolla

Дмитрий

Интересное наблюдение. После разбора художественных произведений Ириной Анатольевной и Еленой Бертрановной по наличию — отсутствию уровней проявился навык практически с ходу определять художественные произведения в данной части. Спасибо!

Напомню, что не проникся Л.Н.Толстой по отношению к Уильяму Шекспиру, не оценил его гениальности. И, даже, написал целый разгромный критический очерк. Причем, такой большой, что приведя только часть, посвященную пьесе «Король Лир», получили такой объем текста, что не решились злоупотребить терпением читателей…

Читать далее