Свой, чужой и чужие. Часть I

Орлов Николай Васильевич. Подати. 1895.

Орлов Николай Васильевич. Подати. 1895.

Сейчас много интересующихся историей. И подмечаются интересные моменты. Для многих европейских государств характерно, что феодалами стали завоеватели, которые воспринимали местных жителей с определенной степенью враждебности и взимали подати, как захватчики, пользуясь правом сильного по отношению к завоеванным. Но, кстати, и здесь у феодалов были не только права по отношению к подданным, приходилось нести бремя обязанностей (охранять жителей).

Так на тех же форумах (не буду у них хлеб отнимать) давно проговорено и посчитано в какое время, при каком уровне развития технологий, сколько работников требовалось, чтобы содержать одного воина, которому требовалось оружие, конь, средства для существования и возможности для поддержания боевой физической формы. Поэтому население, желающее защиты и относительного спокойствия добровольно содержало необходимое количество таких боевых личностей. Но за это содержание приходилось при необходимости «расплачиваться» своей буйной головушкой.

Читать далее

Вебинары октября

4

Октябрь уж наступил — уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей;
Дохнул осенний хлад — дорога промерзает.
Журча еще бежит за мельницу ручей,
Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает
В отъезжие поля с охотою своей,
И страждут озими от бешеной забавы,
И будит лай собак уснувшие дубравы.

А.С. Пушкин

Наступает октябрь, знаменующий большие перемены в природе, в жизни, в судьбе…

И как хорошо, что в такой переломный момент мы не остаемся одни на ветру, нас подхватывает мощный вихрь настоящей литературы, настоящего искусства, настоящей истории и культуры, чтобы мы еще раз ощутили простую истину: все настоящее защищает от поддельного!

Надо лишь тверже следовать этому принципу, чтобы не пускать в свою жизнь все наносное и ложное.

Читать далее

Потоки энергии. Часть III

2 Delphin Enjolras (1857 — 1945)

Чтобы расставить все акценты верно (хотя бы потому, что совершенно не хочется после настоящего — касаться этой наворочанной чуши), не станем ссылаться на то, что неоднократно говорили об этом «мастере пера», названном Ириной Анатольевной почти по-домашнему — Миса Сыскин.

Никого бы частные писания Мисы Сыскина, конечно, не взволновали бы, писал бы он спокойно и писал… Если бы его столь настойчиво не совали бы вместо настоящего, не лгали бы, будто это и есть — русская литература. Все это было бы полбеды, но само существование Мисы Сыскина в качестве «русского писателя», с намеренным игнорированием тех, кто еще не разучился читать, свидетельствовало о некрасивом и безнравственном протекционизме на литературных конкурсах, воспринимавшихся лишь возможностью пиара и «продвижения на рынке».

От «Мисы Сыскина» нынче стараются дистанцироваться все, как от чумного, забывая, во что превратили и книжные прилавки, и театральные подмостки…

Если король голый, то вряд ли что-то способно прикрыть его обескураживающую наготу. Но какое же грубое пренебрежение не только к мнению читающей публики, но к человеческой жизни вообще, к драгоценному доверию читателя, касающегося новой книги, — содержится в таких «проектах», как Михаил Шишкин. Грубое, циничное и крайне некультурное отношение к русской литературе.

Даже представить себе не могу, что сам Михаил Шишкин не читал в школьном кабинете литературы пламенный призыв «Любите книгу — источник знания!» Здесь впору переписывать плакат иначе: «Любите книгу — источник дохода поставщиков низкопробного чтива, плагиаторов, мошенников и лжецов, так и не научившихся читать на русском!»

Читать далее

…И птичка вылетает!

1В духе толерантности сразу предупреждаем, что ни одна пятнистая сова или длиннохвостая неясыть — не пострадали в ходе последующих поздравлений режиссера Владимира Меньшова с 75-летием.

Вообще полагал, что есть кому поздравить Владимира Валентиновича и без меня. Если честно, то считал, что меня вообще не касается этот юбилей, отмечаемый в ходе развала экономики, гуманитарной катастрофы на Юго-Востоке Украины, при позорном падении рубля, которое лишь выявляет полную никчемность руководства экономического блока в правительстве.

Человек дожил до таких лет, до которых 90% читающих этих строки мужчин вообще не дотянуть, так зачем чужие юбилеи портить? Пусть наслаждаются!

Тем более, что откровенно «бабский» фильм «Москва слезам не верит» о сложной, но оптимистически сложившейся судьбе провинциальной девушки, поддавшейся некстати столичным соблазнам (besame, besame mucho, bon-bon,  besame mucho, Que tengo miedo tenerte, y perderte despues…) — оказался мне не слишком близким и в далеких 80-х.

Читать далее

Театр уж полон…

6В сентябре  театры  открывают сезоны, а учащиеся снова садятся за парты.  Это время новых планов и свершений встречают по-разному. Говорят, что человек должен учиться всю жизнь, иначе сама его жизнь пройдет впустую. Но скольких людей вокруг – ничему не способна научить и сама жизнь…

И пока где-то гремит канонада, где-то разгораются жаркие политические баталии, душа рвется к прекрасному.

Санкт-Петербург без лишнего шума, деловито и основательно возвращает себе позиции поистине культурной столицы России. И это тем более удивительно, что последние годы театральный Олимп Москвы сотрясали скандалы, в эпицентре которых неизменно находились… именно выходцы из «Северной Пальмиры».

Осень сделала Санкт-Петербург еще более прекрасным, строгим и неповторимым в своем очаровании. А сама удивительная атмосфера этого города не несет в себе… пренебрежение к зрителю. Об этом не принято говорить, но разве мы уже не привыкли воспринимать как должное — явное пренебрежение к успеху у отечественной публики? Вначале театры начинают ориентироваться на нынешних нуворишей, затем репертуар стремительно приобретает скандальный оттенок пошлости, постановки становятся все дороже и все менее бесспорными в творческом отношении…

А так хочется вернуться в театр после лета, чтоб ощутить давно забытое: тебя здесь ждали, думали, чем же порадовать? Пусть это старомодно и наивно, но накануне долгой зимы так хочется согреться душой в театре после его гастрольных странствий. Ведь сентябрь — это встреча с театром после разлуки.

Читать далее

Потоки энергии. Часть II

Jan Cossiers (Flemish 1600 - 1671)

Jan Cossiers (Flemish 1600 — 1671)

…Вы никогда в детстве не гадали по книгам? Многое потеряли! Впрочем, современное чтение по большому счету — сегодня превращается в такое гадание — в ответе на извечный вопрос: «Что именно очередной гражданин, выдаваемый за писателя, оставит в душе? Обычный неприятный осадок? Равнодушие? Стойкое ощущение украденного времени и денег?..»

Очень давно ничего другого подавляющему большинству читателей из бывшей «самой читающей страны мира» — и в голову не приходит. Давно забыты цели и задачи искусства, как и почему оно возникло, как развивалось — рука об руку с развитием общества.

Читать далее

Потоки энергии. Часть I

1«О друг мой Аркадий Николаевич! — воскликнул Базаров: — об одном прошу тебя: не говори красиво!»

И. С. Тургенев (1818—1883) — «Отцы и дети» (1862)

Но аркадии у нас все говорят и говорят, заливаются соловьями, не замечая, что давно прошла неласковая весна, пролетело в каких-то немыслимых, страшных заботах лето, осень входит в свои права, предваряя зиму, которую нынче многим и встретить-то нечем…

И я вспоминаю тоскливый, полный осеннего отчуждения взгляд Аллы Ларионовой из давнего фильма «Отцы и дети» (1958). Отчего ж мне тогда так наивно верилось, что в моей жизни мужчины будут говорить исключительно по делу?

Как мне верилось, что в моей жизни мужчины не станут тратить бесценные и такие короткие мгновения жизни — на болтовню «идейных» и «двигателей прогресса», что они будут бережнее относиться к грусти во взгляде, к нетерпеливому постукиванию веера… Ведь женщина намного острее ощущает ход времени, вернуть которое не удавалось никому.

И сколько раз потом наступление каких-то «новых времен» провозглашали те, с кем ни одна приличная дама не пожелала бы наедине оказаться полутемной гостиной…

— Хороши у нас нынче озимые!..

Читать далее

Об этнографическом шаманизме

Дегтярев Михаил - "Осень и шаман"

Дегтярев Михаил — «Осень и шаман»

Воздвигну Сад, открытый всем ветрам,
Пускай живут в нем Времена и Люди.
Весной его разбудит птичий гам,
Зимою он заснет на белом блюде.
В нем сладко запоет пчелиный рой,
В его ветвях качатся будет Лето…
И буйство красок поразит Поэта
Осеннею прощальною порой.

И.А Дедюхова

Можно игнорировать это особое видение художника, но как отойти от того, что без искусства, подчас весьма необычно отражающего жизнь, — и сама жизнь теряет смысл?

Впрочем, сегодня есть множество методик, в которых пытаются использовать прагматически — сам метод искусства, не предусматривая при этом ни развития, ни нравственного выбора, ни уникального философского мировоззрения начтоящего художника.

На многочисленных лекциях, вебинарах, тренингах и курсах — нам предлагают легкие способы обогащения, удачи, влияния на других людей… А жизненные ситуации подчас настолько сложные, что уж и не знаешь, куда податься.

Читать далее

Осенние бытописания. Часть II

Старая Мельница — Поленов Василий Дмитриевич. 1880

Стоит лишь начать сравнивать М. Е. Салтыкова-Щедрина и Ф. М. Достоевского, тут же сталкиваешься с примиряющими замечаниями, мол, это — «два замечательных русских писателя, высоко ценимых как своими современниками, так и нами, их потомками«.

Но уж очень разные получились «потомки», не слишком однородные. Одни считают, что им можно запросто стать «эффективными собственниками» на государственном достоянии, уничтожить 30 миллионов соотечественников, «не вписавшихся в рыночные условия»… Да и чего ж жалеть этих убогих и ненавистных «глуповцев» из «города Глупова»?

Другие привыкли задумываться, какое счастье можно получить, какую веру сохранить в душе, не заметив крошечной слезы совершенно чужого ребенка… И сколько же надо вынести самому, чтоб написать такие слова, неизменно трогающие душу: «Понимаешь ли ты это, когда маленькое существо, еще не умеющее даже осмыслить, что с ним делается, бьет себя в подлом месте, в темноте и в холоде, крошечным своим кулачком в надорванную грудку и плачет своими кровавыми, незлобивыми, кроткими слезками к «боженьке», чтобы тот защитил его…»

Разные получились у этих двух писателей потомки, что и говорить. А будущее различие резко проявилось в конце 50-х годов, когда прошедший муки Достоевский явился покорять литературный Олимп с «Селом Степанчиково и его обитателями» и презабавнейшим «Дядюшкиным сном».

Читать далее