Пермский гость

Fabian Perez

Fabian Perez

Ирина Анатольевна: Дамы, что у нас нынче вкусненького приготовлено? Вы простите, забыла сказать, что пригласила в нашу милую кампанию интересного мужчину…

Аделаида: Интересного в смысле импозантного?…

Ирина Анатольевна: В смысле — спортивного, безусловно красивого, воспитанного, обходительного… с хорошим техническим образованием…. ну, такого… близкого к идеалу.

Натали: Где, где вы его раздобыли?!…

Ирина Анатольевна: Ох, девочки… Дожили, значит, до полтинника, а где настоящих мужчин раздобывать — так и не допёрли. В боксерской секции, конечно, где еще? Впрочем, нынче такие боксерские секции пошли, что одних кличко формируют…

А у нас-то раньше… бывало… раньше ведь все боксерские секции были проникнуты высоким смыслом рассказа Джека Лондона «Мексиканец»! И Олег Стриженов в роли Риверы… Ой, девочки, держите меня! Видите, какие мурашки?

Джек Лондон… Любовь, деньги страсть…
А я одно знал: вы — Джоконда, которую надо украсть…

Что-то в таком роде, точно не помню, была в забытьи. И что ж во мне такого примечательного, что мной исключительно боксеры интересуются?

Натали: Не знаю… А разве только боксеры? Вы же сами сказали, что у него — «хорошее техническое образование», с виду он на боксера и не похож…

Ирина Анатольевна: Не судите по сломанному носу Кличко, так ему и надо! Я, конечно, имею в виду всех боксеров в душе, которым дать в… в чего неважно — не задержится. И что характерно, многие действительно при этом посещают боксерские секции. А я, знаете ли, смолоду бывало… как бы забуду переодеться после аэробики и совершенно случайно забредаю на боксерскую тренировку… Задумаешься так… в облегающей гимнастке о высоком… о Вивальди, например, — и вдруг совершенно случайно оказываешься в зале, наполненном… боксерами! Что там сразу начиналось… Как-нибудь в романе опишу! Вы, дамы, никогда не бывали на боксерской тренировке?

Аделаида: Н-нет… еще. А как это?!…

Ирина Анатольевна: Ох, много потеряли, скажу я вам! После этого всякие там карате или дзюдо — скучно и неинтересно. Не говоря уж о борьбе сумо. Я бы сравнила бокс… разве что с оперой! И когда оперу превращают в карате или борьбу сумо… я здесь буду категорически возражать! Категорически и бескомпромиссно! Вот мне где уже это карате в опере! Меня настолько достало карате в опере, что как только наша Дума разрешит ходить в оперу со станковым пулеметом для самообороны… так я первой туда приду! Потому что как-то уже надо бороться с карате в опере! Сил моих нет!

Натали: А что… «режопера» — это, с точки зрения мужских единоборств, карате?.. А что тогда в опере — «борьба сумо»?..

Ирина Анатольевна: Не прикидывайтесь наивной, Натали. Я всего лишь имею в виду, что из карате нынче в оперное искусство режиссерами запросто переносятся приемы карате, которым на оперной сцене явно не место. Ну, например, как давеча в «Набукко» нам дали с носка прямую ассоциацию на Яновский концлагерь… Это какое отношение имеет к Верди или к оперному искусству? Это карате! Или вот как я по наивности отправилась на «Евгения Онегина» в Большой, а там узрела пьяную Ларину под столом, не преминувшую упиться в зюзку перед взрослыми дочерями. Так это что, по-вашему?..

Читать далее