Физики и лирики. Часть I

1282241909_2Помните, точнее может, слыхали о споре «физиков» и «лириков»?

 Спор « физиков » и « лириков » возник на страницах «Комсомольской правды» и продолжался около 3 месяцев — со 2 сентября по 24 декабря 1959 года. Проходил он под рубрикой «О духовном мире нашего современника». Главная тема: значение науки и литературы (искусства вообще) для формирования сознания человека (понятно, что имелся в виду «советский человек»).
Началом послужила публикация в КП от 2.09.1959 статьи И.Эренбурга «Ответ на одно письмо». Это был ответ студентке пединститута, которая в письме к писателю рассказывала о конфликте со своим другом-инженером. Писала она, что попыталась прочитать ему стихи Блока, на что он заявил, будто это устарело, чепуха и теперь другая эпоха. Инженер этот ничего не признавал, кроме физики .
Читать далее

От сумы и от тюрьмы. Часть II

yahooeu_ru_4Советую посмотреть ленту комментариев предыдущей части, чтобы ощутить вполне комплексный подход в общественной подаче петиции Толоконниковой. А где подход комплексный… там всегда, извините, задействованы государственные структуры. Тяжкий случай гражданки Толоконниковой мы еще разберем именно с литературной точки зрения.

Но до этого мой собеседник упорно требовал «предоставить доказательства бесчеловечного отношения к заключенным«. Хотя можно «погуглить» эту тему, узнав, что недавно осудили охранника, выбившего заключенному… глаз. А затем наткнуться на на сообщения о том, что на бескрайних просторах тюрем и колоний в России охранники забивают заключенных до смерти.

И ведь это ни для кого не секрет, поэтому в мировой рейтинг тюрем входит и российская тюрьма «Кресты», как «самая пугающая тюрьма в мире». Во второй части публикации мы рассмотрим существующий сегодня рейтинг тюрем, возникших на переосмыслении мировым сообществом положения людей, оказавшихся за рамками общества. Рейтинг составлен с использованием статьи Самые необычные тюрьмы в мире.

Но вот все же по предыдущей части статьи хочется сразу отметить, что люди, занимающиеся сегодня «правоохранительной деятельностью» и работающие в системе исполнения наказаний — давно утратили сам смысл простых слов «человечный/бесчеловечный«.

В рассмотренных в первой части статьи романах Александра Дюма и Стивена Кинга — речь идет о людях, попавших в эту самую «систему исполнения наказаний» — за преступление, которого они не совершали вообще. То есть человечность в отношении к заключенным выражается в том, что люди, работающие в системе исполнения наказаний, должны понимать, что всегда есть вероятность того, что отношении кого-то из заключенных совершена судебная ошибка. Просто потому, что людям свойственно ошибаться! В этом заключается человечность! А не в том, чтобы не выбить зубы Толоконниковой. Читать далее

От сумы и от тюрьмы. Часть I

img019-2 Все мы выросли на истории мести графа Монте Кристо, в тени мрачного замка Ив. А потом уж как-то так получилось, что каждый сделал из этой истории собственные, далеко идущие выводы.

Сегодня в России отношение к заключенным  самое бесчеловечное. Странно себе представить, будто нынешние тюремщики не читали «Графа Монте Кристо». Означает ли это, что, читая страницы романа Дюма, они мечтали, как будут истязать людей, оказавшихся в их безраздельной власти?..

Некоторые, как мы видим, непрочь спекульнуть на общем сочувствии к несчастному аббату Фариа и устроить очередной «панк-молебен». Но, как показывает практика, если уж намерения  изначально нечестные, то и добра от подобных «заступников» ждать нечего.

Ведь каждый раз возникает вопрос, почему вдруг все наши правозащитники, оппозиционэры и прогрессивные светочи современности начинают слаженно кричать, будто на перекличке в концлагере, лишь после явной спекуляции? А раньше-то что? Даже «Графа Монте Кристо» не читали?..

Все-таки к решению таких сложных щекотливых вопросов надо подходить… без сторонних интересов, пользуясь исключительно литературными методами. Это ведь не предмет очередной скоротечной кампании, чтобы поставить галочку в графе «культура и нравственность». Здесь каждому надо обо всем подумать — спокойно, без внешнего давления и истерических воплей, как на советской майской демонстрации. Здесь надо ощутить тяжесть засовов, боль чужого одиночества и унижения… Чтобы задуматься о жизни! А не о том, как нынче вопят: «Не подпишете петицию Толоконниковой, так с вами такое же может случиться! От сумы и от тюрьмы не зарекайтесь

Вы заметили, что как только жизнь начинают рушить основательно и бесповоротно — начинается этот страховательный шантаж? Нас уже как только не застраховали! Сейчас хотят обязать страховать жилье, как автотранспорт, будто мы мало платили все эти годы, чувствуя себя в собственном доме, как в тюрьме. Осталось лишь от натуральной тюрьмы подстраховаться петицией Толоконниковой…

Все же предложу решить этот вопрос так, как… как только он и может быть решен! В непрерывных «реформах» и «демократических преобразованиях» мы несколько позабыли, что человечество решает эти вопросы не революциями, волеизъявлениями или петициями, а литературными методами. Связывать существующую проблему, выявляющую уровень цивилизованности всего общества, — с конкретным человеком и его личными проблемами… заведомо неприлично! Даже самые благие намерения могут быть втоптаны в грязь, если пытаться их решить заведомо неприлично.

Человечеством давно избран путь решения нравственных проблем — на условных художественных образах. А гуманное отношение к заключенным в существующей системе наказаний —  именно нравственная проблема. Поэтому многие и испытывают сейчас дискомфорт, понимая, что положение заключенных у нас сегодня ужасное, но… чувствуют оторопь, когда проповеди на эту тему начинает читать девица с сомнительным жизненным опытом, пытаясь вновь привлечь внимание к решению своих личных проблем. И как же решить нравственную проблему, стараясь не замечать явной безнравственности этой гражданочки?

…Среди множества произведений, где действие происходит в тюрьме, где раскрывается путь преодоления тяжкого чувства несвободы, неволи, — есть два очень известных романа, полностью перевернувших отношение к системе наказаний во всем мире.

Читать далее

Памяти Зиновия Гердта

1303294172_578348_4324nothumb500Поговорим об артистах, которые живут долго, и которые не просто актеры, а всем известные и всеми любимые, потому что незаурядные. И получается так, что зритель знает их практически всю свою сознательную жизнь, поколение родителей знает их(артистов) со времен молодости, и дети, родившиеся уже после их(артистов) ухода из жизни, росли на созданных ими вещах.

Ну, кто не знает Зиновия Гердта? Он же был всегда в нашей жизни — по радио, в кино, на экранах телевизора.

Зино́вий Ефи́мович Гердт (настоящее имя — За́лман Афро́имович Храпино́вич; 8 [21] сентября 1916, Себеж, Витебская губерния, Российская империя — 18 ноября 1996, Москва, Россия) — советский и российский актёр театра и кино. Народный артист СССР (1990)[

Человек прожил большую жизнь, у него было множество друзей, они написали замечательные воспоминания о нем. Вот то, что мне было особенно интересно.

Читать далее

К черту эту любофф!

Карпаччо Витторе  "Две дамы"

Карпаччо Витторе «Две дамы»

Натали: Вы это читали, Ирина Анатольевна? Вот ведь до чего докатились — опять вас из кумиров ниспровергают… А вам хоть капельку обидно? Или вы уже привыкли, когда вас ниспровергают, а своих на пьедестал пытаются становить?

Ирина Анатольевна: Да как сказать?.. Ниспровергали меня бесчисленное количество раз, отрицать не стану. Все по каким-то мелочным поводам. Можно было бы и привыкнуть, или рукой махнуть!

Натали: А еще лучше, с каждым ниспровергателем в отдельности разобраться, индивидуально. Ох, как я обожаю наблюдать за этим процессом из-за угла! Вы это делаете настолько замечательно… лучше всех! Как вспомню, так до сих пор мурашки! И не одна я, между прочим, имею такое пристрастие.

Ирина Анатольевна: Эх, дорогая Натали… Прошли те чудные годы, когда и мне это доставляло неизъяснимое наслаждение. Как нынче говорят: «Не прикалывает!» Видно, отзвучали для меня боевые трубы, отгремели литавры… И смотрю я на эту нынешнюю гопоту с легким сожалением.

Натали: А чего их жалеть? Надо всегда себя саму жалеть! Вспомните, сколько раз вы мне такое говорили? Кстати, вы пастилу больше в шоколаде уважаете или можете так употреблять, запросто, по-рабоче-крестьянски?

Ирина Анатольевна: Это как же — по-рабоче-крестьянски? Без шоколада, голимую водку закусывая? Нет, до такого еще не докатилась. С кофейным ликером я пастилу без шоколада осилить смогу, а вот просто водку с пастилой — не употребляю и вам не советую. О чем же мы до пастилы-то говорили? Вечно вы какие-то вопросы неожиданные задаете…

Натали: Да мы как раз говорили, что вас повсюду всякая мелочь нисповергает, а  вы до сих пор никому толком пока не объяснили, что они такое напрасно делают. Извините, но уж ваш-то пьедестал занять некому. Опять толпу нагонят, «числом поболее, ценою подешевле», а толку? И если сами не понимают, куда лезут, то кто же лучше вас-то все объяснит?  Мягко, по-женски, так, чтобы надолго запомнилось! Сами же учили! А вы только смотрите, как эти мелкашки на пьедесталы царапаются и… молчите! Непохоже как-то на вас! Я и подумала, может у вас вообще вкусы поменялись?

Ирина Анатольевна: Но не настолько же! Водка и пастила… нет, это мне пока не близко. Я нынче каждый раз, как кто-то решает меня ниспровергнуть, испытываю нечто вроде светлой меланхолической грусти… Вот раньше бывали схватки, так ведь не то, что нынче. Все же еще недавно люди какие-то принципы имели… от прежней роскоши и комсомольских диспутов о вреде вещизма. Нечто вроде атавистического явления. А уж нынче… Все спросить забываю, вы корицу сами мелете или из пакетика досыпаете?

Читать далее

Голос

babanova-mariya

Мария Бабанова

А. А. ФЕТУ

Словно голос листвы, словно лепет ручья,

В душу веет прохладою песня твоя;

Всё внимал бы, как струйки дрожат и звучат,

Всё впивал бы цветов и листов аромат,

Всё молчал бы, поникнув, чтоб долго вокруг

Только песни блуждал торжествующий звук,

Чтоб на ласку его, на призыв и привет

Только сердце б томилось и билось в ответ…

Декабрь 1887

А.А.Голенищев-Кутузов

Наткнулась в сети на замечательный материал Валерия Бондаренко «Мария Бабанова». Знаете, и пересказывать не буду, почитайте, там не так много.

Читать далее

Простая русская фамилия

К.Брюллов. Портрет певицы А.Я.Петровой

К.Брюллов. Портрет певицы А.Я.Петровой

…Углубив в страницы очи,
Небывалым дразнят дух.
Но подчас, не веря мифам,
Так событий личных ждешь!..
Заболеть бы, что ли, тифом,
Учинить бы, что ль, дебош?
В книгах гений Соловьевых,
Гейне, Гете и Золя,
А вокруг от Ивановых
Содрогается земля.

Саша Черный

 

После окончания института, попав на работу, была направлена на собеседование к руководителю лаборатории, тематике которой соответствовал полученный диплом. Мужчина с лохматой бородой, такой же прической и несколько разболтанной пластикой, внимательно посмотрел на меня.

А надо сказать, что ближайшая подружка по поводу моей внешности ухихикивалась. «Что, — говорит — за напасть. Как только лектор при знакомстве с новым курсом студентов называет фамилию Иванова, так всякий раз поднимается со скамьи Такое, что он оглядывая всю аудиторию на Этом взгляд свой остановить не может в силу полнейшего несоответствия внешности и фамилии…» (А я виновата, что, как выяснилось много позже, «из чингизидов» ?!)

Читать далее

Былые кумиры

Mama 001Тут недавно зашел разговор о мужской красоте. А, мне кажется, что естественнее обсуждать красоту, все же, женскую. Да ещё, слегка покачивая головою и подперев щеку рукою, повздыхать «давеча не то что нынеча…» Взглянув на старые фото, поразиться необыкновенно простой и одухотворенной прелести родной мамы, послушать семейные предания о поразительной красоте бабушки и фантастической внешности прабабушки, которую именно за неё  из бедной семьи взяли замуж в «богатый дом». И после всего этого, сокрушенно взглянув в зеркало, вспомнить анекдот:

Встречается лось с зайкой:

— Зайка, смотри, какой я большой, красивый, с роскошными рогами, а ты … маленький, серенький, косенький…

Зайка, обиженно хлюпая носом:

— Зато, зато… зато у меня богатый внутренний мир…

чтобы затем утешиться надеждой, что, пожалуй, «буду умной»…

Это я к чему? Да, тот морок гламура, который нам подсовывает информационная индустрия, снимается простым взглядом на семейные фото. Если внешность родственников кажется слишком привычной, можно взглянуть на «кумиров прошлого» и поразиться «ручной выделке» и наличию незаурядной личности практически в каждом.

Читать далее